По одежке встречают, по речи провожают

По материалам сайта hbr-russia.ru, подготовлено бюро переводов Prima Vista в Екатеринбурге

В прошлом году увидел свет новый «Большой орфоэпический словарь русского языка», представляющий недавно принятую норму литературного произношения, отличную от практиковавшейся ранее. Именно этот факт вызвал бурю эмоций и недовольства среди образованной части населения. Заместитель директора по научной работе и заведующая отделом фонетики Института русского языка им. В.В. Виноградова РАН, доктор филологических наук Мария Леонидовна Каленчук в интервью журнала по менеджменту «Harvard Business Review – Россия» коснулась таких основополагающих в лингвистике вопросов, как «что такое норма?» и «как происходят изменения в языке?».

Как часто изменение языка требует переиздания словарей?
Мария Леонидовна объясняет, что в лингвистике считается, что смена языковой нормы происходит каждые 25 лет. Недавно изданный вариант орфоэпического словаря готовили к публикации 15 лет. Предшествующая версия была издана почти 50 лет назад. За такой промежуток времени меняется несколько поколений, у каждого из которых были свои особенности произношения. Есть такое понятие, как фонетические «отцы» и «дети», т.е. старшая и младшая нормы, необходимые лингвистам для описания произношения. Так вот, для создания последнего орфоэпического словаря понадобились даже фонетические «внуки», поскольку люди стали жить дольше.

Кто принимает решение по узакониванию нормы?  

Что касается орфографии, решение принимает Орфографическая комиссия РАН, в которую входят самые авторитетные лингвисты. Мария Леонидовна приводит пример с написанием слов «интернет» и «рунет». На последнем заседании Комиссия разрешила писать их с маленькой буквы, поскольку сейчас уже мало кто воспринимает эти слова как названия конкретной сети, теперь это только тип связи. А в такой сфере, как орфоэпия, вердикт выносят ученые-­лингвисты, авторы словарей. Для того, чтобы принять решение в этой области, требуется проведение социоязыковых исследований и изучение статистики.

Норма идет за узусом, то есть за массовым употреблением? 

Норма не может идти за узусом, поскольку в таком случае ученые начали бы рекомендовать такие формы как «шóфер» или «жáлюзи» только потому, что так говорит большинство или хотя бы половина населения. Есть прекрасная мысль: «Ошибка не перестает быть ошибкой, даже будучи широко распространенной». Так что норма – это то, что не противоречит внутреннему закону языка. К примеру, современная молодежь, которой не терпится продемонстрировать всем окружающим знание английского языка, вполне осознанно и нарочито озвончает конечные согласные в словах «имидж», «паб», «смог», «блог», потому что в английском это норма. А в русском – нет.

Если норма не идет за узусом, можно ли заставить узус идти за нормой? 

Норме можно научить только на уровне правописания, но не произношения. Даже под угрозой расстрела люди не начнут произносить слова определенным образом (если, конечно, это не специалисты). На эту тему Мария Леонидовна рассказывает анекдот: «Мужчину, у которого была большая борода, однажды спросили, что он делает с ней, когда спит: кладет под одеяло или на одеяло? Через две недели мужчина умер от бессонницы, пытаясь понять, куда он кладет бороду во время сна. То же самое с произношением. Мы обычно сознательно не контролируем произносительную сторону речи. Мы задумываемся о том, как правильно говорить, только в каких-то “болевых” точках вроде “звóнишь — звони́шь”».

Не опасен ли для русского языка поток заимствований сегодня?

По истории можно проследить, что в русском языке было несколько волн заимствований. Каждая из них была обусловлена причинами социальными, а не языковыми. Поток заимствований из немецкого и голландского языков был зафиксирован в период правления Петра Великого. В XIX в. русский обогатился французскими словами. По мнению Марии Леонидовны, язык – такая система, которая сама способна защитить себя от лишнего навязчивого влияния извне. Через какое-то время то, что теперь кажется возмутительным перенятием иностранного, либо будет вытеснено, либо, если современный пласт заимствований нашему языку нужен, ассимилируется и подчинится законам русского произношения.

То есть бороться с заимствованиями бессмысленно? 

Отвечая на этот вопрос, доктор филологических наук привела пример из жизни составителя самого большого словаря русского языка: «Вы знаете, как Владимир Иванович Даль боролся с заимствованиями?! Они его очень раздражали, ему казалось, что если придумать удачный русский синоним, то можно перекрыть дорогу иностранным словам. Но когда он писал в своем словаре вместо слова “атмосфера” — “колоземица”, а вместо “гимнастика” — “ловкосилие”, вряд ли можно было надеяться, что это приживется. Все искусственное в языке приживается с большим трудом. Язык живет своей жизнью, и мы всего лишь наблюдатели, а не руководители этого процесса». 

На Западе люди, которые стремятся занять высокие посты, нередко нанимают преподавателей, ставят себе речь, произношение. 

В Англии, если гражданин не обладает оксфордским или кембриджским произношением, он не сможет сделать государственной карьеры. В России же подобное мало кого интересует. Уважение к речи должно воспитывать государство. Однако в последнее время объявления о вакансиях содержат требование «хорошего владения русским языком» помимо навыков работы с персональным компьютером, приятной внешности и знаний иностранного языка. Это уже некоторый плюс.

Какие еще метки ставит на человеке его речь? 

По речи можно судить о сфере деятельности человека. Например, профессиональный жаргон, так сказать, обособляет конкретную группу людей: «Астрономы называют себя “астрóномы”, врачи говорят “áлкоголь” и “наркомани́я” — и считают это единственным возможным вариантом. Такие варианты фиксируются в словаре с пометой “в профессиональной речи возможно”. Даже образованные и культурные люди часто вынуждены говорить так же, чтобы провести границу между “своими” и “чужими”. Мы нередко наблюдаем это явление, например, в крупных компаниях. Однако отличить профессиональный вариант от просторечного возможно не всегда. Скажем, кто говорит “шоферá” — водители или малокультурные люди? А “возбýжденный” и “осýжденный”? Хотя я каждый день слышу эти варианты по телевизору, в нашем словаре они сопровождены пометой “неправильно”». 

Мария Леонидовна приводит интересный пример того, что речь иллюстрирует культуру и образование человека: «В замечательной книжке Корнея Ивановича Чуковского “Живой как жизнь” есть такая зарисовка. Автор отдыхает в доме отдыха и каждый день ходит на пляж. Рядом с ним лежит потрясающей красоты женщина, и он день за днем любуется каждым ее движением, каждым жестом, улыбкой. Но однажды красавица открывает рот и говорит: “Ну и взопрела я на этом пляжу!”. Так что можно носить одеж­ду самых дорогих брендов, сделать замечательный макияж, а рот откроете — и все встанет на свои места. Переиначивая поговорку, можно сказать: по одежке встречают, по речи провожают». 

Раньше наряду с дикторами артисты считались носителями литературной нормы. А как обстоит дело сегодня? 

Мария Леонидовна соглашается, что раньше действительно было вполне понятно, на кого нужно было ориентироваться в плане литературной нормы. То были «актеры, особенно МХАТа, Малого театра, дикторы радио и телевидения и вообще образованные люди». Сегодня уже не приходится говорить, что представители театра и СМИ являются носителями эталона. Да и слово «образованный» вовсе не означает «культурный». Теперь люди с одним или несколькими высшими образованиями далеко не всегда имеют моральный статус «культурного» человека. А интеллигенты составляют тонкую и социально изменчивую прослойку.

Что можно считать основными показателями культурной речи? 

На первый план Мария Леонидовна, как и следовало ожидать, поставила соблюдение норм языка. А норма, помимо прочего, включает в себя интонацию. В наше время «модной» является английская интонация, хотя русское ухо все же привыкло к русским канонам: «В русском языке в конце законченного повествовательного предложения тон в большинстве случаев должен идти вниз, сегодня же часто слышишь, что он идет вверх, — и для слушателя это сигнал о том, что предложение не закончено, смысл не исчерпан и дальше будет еще что-то. Слушатель ждет — а его обманывают». Помимо соблюдения строгих норм, есть еще один важнейший показатель культурной речи – это ее богатство. Она должна быть разнообразной, а не просто отвечающей требованиям четко выстроенной системы: «Можно соблюдать нормы и при этом говорить короткими предложениями из трех слов: “солнышко светит ярко”, “на перемене открыли окно”». В-третьих, речь должна быть яркой, экспрессивной, эмоциональной, а не банальной. 

В конце интервью был задан практический вопрос: какие предлоги следует использовать со словом «Украина»? 

Здесь стоит привести полный ответ доктора филологических наук: «Это политический вопрос, и мой ответ, боюсь, политикам не понравится. Писать и говорить надо по законам русского языка: «на Украине», «с Украины». Эта литературная норма — результат исторического развития языка на протяжении долгого времени. Сочетаемость предлогов «в» и «на» с определенными словами объясняется исключительно традицией: «в школе», «в институте», «в аптеке», но «на работе», «на почте», «на курорте» и т.д. Литературная норма не может измениться по команде из-за каких-либо политических процессов. И я не думаю, что ради политики надо коверкать язык».

По одежке встречают, по речи провожают. Бюро переводов Prima Vista

По одежке встречают, по речи провожают

По материалам сайта hbr-russia.ru, подготовлено бюро переводов Prima Vista в Екатеринбурге

В прошлом году увидел свет новый «Большой орфоэпический словарь русского языка», представляющий недавно принятую норму литературного произношения, отличную от практиковавшейся ранее. Именно этот факт вызвал бурю эмоций и недовольства среди образованной части населения. Заместитель директора по научной работе и заведующая отделом фонетики Института русского языка им. В.В. Виноградова РАН, доктор филологических наук Мария Леонидовна Каленчук в интервью журнала по менеджменту «Harvard Business Review – Россия» коснулась таких основополагающих в лингвистике вопросов, как «что такое норма?» и «как происходят изменения в языке?».

Как часто изменение языка требует переиздания словарей?
Мария Леонидовна объясняет, что в лингвистике считается, что смена языковой нормы происходит каждые 25 лет. Недавно изданный вариант орфоэпического словаря готовили к публикации 15 лет. Предшествующая версия была издана почти 50 лет назад. За такой промежуток времени меняется несколько поколений, у каждого из которых были свои особенности произношения. Есть такое понятие, как фонетические «отцы» и «дети», т.е. старшая и младшая нормы, необходимые лингвистам для описания произношения. Так вот, для создания последнего орфоэпического словаря понадобились даже фонетические «внуки», поскольку люди стали жить дольше.

Кто принимает решение по узакониванию нормы?  

Что касается орфографии, решение принимает Орфографическая комиссия РАН, в которую входят самые авторитетные лингвисты. Мария Леонидовна приводит пример с написанием слов «интернет» и «рунет». На последнем заседании Комиссия разрешила писать их с маленькой буквы, поскольку сейчас уже мало кто воспринимает эти слова как названия конкретной сети, теперь это только тип связи. А в такой сфере, как орфоэпия, вердикт выносят ученые-­лингвисты, авторы словарей. Для того, чтобы принять решение в этой области, требуется проведение социоязыковых исследований и изучение статистики.

Норма идет за узусом, то есть за массовым употреблением? 

Норма не может идти за узусом, поскольку в таком случае ученые начали бы рекомендовать такие формы как «шóфер» или «жáлюзи» только потому, что так говорит большинство или хотя бы половина населения. Есть прекрасная мысль: «Ошибка не перестает быть ошибкой, даже будучи широко распространенной». Так что норма – это то, что не противоречит внутреннему закону языка. К примеру, современная молодежь, которой не терпится продемонстрировать всем окружающим знание английского языка, вполне осознанно и нарочито озвончает конечные согласные в словах «имидж», «паб», «смог», «блог», потому что в английском это норма. А в русском – нет.

Если норма не идет за узусом, можно ли заставить узус идти за нормой? 

Норме можно научить только на уровне правописания, но не произношения. Даже под угрозой расстрела люди не начнут произносить слова определенным образом (если, конечно, это не специалисты). На эту тему Мария Леонидовна рассказывает анекдот: «Мужчину, у которого была большая борода, однажды спросили, что он делает с ней, когда спит: кладет под одеяло или на одеяло? Через две недели мужчина умер от бессонницы, пытаясь понять, куда он кладет бороду во время сна. То же самое с произношением. Мы обычно сознательно не контролируем произносительную сторону речи. Мы задумываемся о том, как правильно говорить, только в каких-то “болевых” точках вроде “звóнишь — звони́шь”».

Не опасен ли для русского языка поток заимствований сегодня?

По истории можно проследить, что в русском языке было несколько волн заимствований. Каждая из них была обусловлена причинами социальными, а не языковыми. Поток заимствований из немецкого и голландского языков был зафиксирован в период правления Петра Великого. В XIX в. русский обогатился французскими словами. По мнению Марии Леонидовны, язык – такая система, которая сама способна защитить себя от лишнего навязчивого влияния извне. Через какое-то время то, что теперь кажется возмутительным перенятием иностранного, либо будет вытеснено, либо, если современный пласт заимствований нашему языку нужен, ассимилируется и подчинится законам русского произношения.

То есть бороться с заимствованиями бессмысленно? 

Отвечая на этот вопрос, доктор филологических наук привела пример из жизни составителя самого большого словаря русского языка: «Вы знаете, как Владимир Иванович Даль боролся с заимствованиями?! Они его очень раздражали, ему казалось, что если придумать удачный русский синоним, то можно перекрыть дорогу иностранным словам. Но когда он писал в своем словаре вместо слова “атмосфера” — “колоземица”, а вместо “гимнастика” — “ловкосилие”, вряд ли можно было надеяться, что это приживется. Все искусственное в языке приживается с большим трудом. Язык живет своей жизнью, и мы всего лишь наблюдатели, а не руководители этого процесса». 

На Западе люди, которые стремятся занять высокие посты, нередко нанимают преподавателей, ставят себе речь, произношение. 

В Англии, если гражданин не обладает оксфордским или кембриджским произношением, он не сможет сделать государственной карьеры. В России же подобное мало кого интересует. Уважение к речи должно воспитывать государство. Однако в последнее время объявления о вакансиях содержат требование «хорошего владения русским языком» помимо навыков работы с персональным компьютером, приятной внешности и знаний иностранного языка. Это уже некоторый плюс.

Какие еще метки ставит на человеке его речь? 

По речи можно судить о сфере деятельности человека. Например, профессиональный жаргон, так сказать, обособляет конкретную группу людей: «Астрономы называют себя “астрóномы”, врачи говорят “áлкоголь” и “наркомани́я” — и считают это единственным возможным вариантом. Такие варианты фиксируются в словаре с пометой “в профессиональной речи возможно”. Даже образованные и культурные люди часто вынуждены говорить так же, чтобы провести границу между “своими” и “чужими”. Мы нередко наблюдаем это явление, например, в крупных компаниях. Однако отличить профессиональный вариант от просторечного возможно не всегда. Скажем, кто говорит “шоферá” — водители или малокультурные люди? А “возбýжденный” и “осýжденный”? Хотя я каждый день слышу эти варианты по телевизору, в нашем словаре они сопровождены пометой “неправильно”». 

Мария Леонидовна приводит интересный пример того, что речь иллюстрирует культуру и образование человека: «В замечательной книжке Корнея Ивановича Чуковского “Живой как жизнь” есть такая зарисовка. Автор отдыхает в доме отдыха и каждый день ходит на пляж. Рядом с ним лежит потрясающей красоты женщина, и он день за днем любуется каждым ее движением, каждым жестом, улыбкой. Но однажды красавица открывает рот и говорит: “Ну и взопрела я на этом пляжу!”. Так что можно носить одеж­ду самых дорогих брендов, сделать замечательный макияж, а рот откроете — и все встанет на свои места. Переиначивая поговорку, можно сказать: по одежке встречают, по речи провожают». 

Раньше наряду с дикторами артисты считались носителями литературной нормы. А как обстоит дело сегодня? 

Мария Леонидовна соглашается, что раньше действительно было вполне понятно, на кого нужно было ориентироваться в плане литературной нормы. То были «актеры, особенно МХАТа, Малого театра, дикторы радио и телевидения и вообще образованные люди». Сегодня уже не приходится говорить, что представители театра и СМИ являются носителями эталона. Да и слово «образованный» вовсе не означает «культурный». Теперь люди с одним или несколькими высшими образованиями далеко не всегда имеют моральный статус «культурного» человека. А интеллигенты составляют тонкую и социально изменчивую прослойку.

Что можно считать основными показателями культурной речи? 

На первый план Мария Леонидовна, как и следовало ожидать, поставила соблюдение норм языка. А норма, помимо прочего, включает в себя интонацию. В наше время «модной» является английская интонация, хотя русское ухо все же привыкло к русским канонам: «В русском языке в конце законченного повествовательного предложения тон в большинстве случаев должен идти вниз, сегодня же часто слышишь, что он идет вверх, — и для слушателя это сигнал о том, что предложение не закончено, смысл не исчерпан и дальше будет еще что-то. Слушатель ждет — а его обманывают». Помимо соблюдения строгих норм, есть еще один важнейший показатель культурной речи – это ее богатство. Она должна быть разнообразной, а не просто отвечающей требованиям четко выстроенной системы: «Можно соблюдать нормы и при этом говорить короткими предложениями из трех слов: “солнышко светит ярко”, “на перемене открыли окно”». В-третьих, речь должна быть яркой, экспрессивной, эмоциональной, а не банальной. 

В конце интервью был задан практический вопрос: какие предлоги следует использовать со словом «Украина»? 

Здесь стоит привести полный ответ доктора филологических наук: «Это политический вопрос, и мой ответ, боюсь, политикам не понравится. Писать и говорить надо по законам русского языка: «на Украине», «с Украины». Эта литературная норма — результат исторического развития языка на протяжении долгого времени. Сочетаемость предлогов «в» и «на» с определенными словами объясняется исключительно традицией: «в школе», «в институте», «в аптеке», но «на работе», «на почте», «на курорте» и т.д. Литературная норма не может измениться по команде из-за каких-либо политических процессов. И я не думаю, что ради политики надо коверкать язык».

Шаги заказа


  • 1.

    Отправьте заявку на оценку нашим менеджерам

  • 2.

    Наш менеджер рассчитает и сообщит стоимость

  • 3.

    Оплатите заказ любым удобным для вас способом

  • 4.

    Получите готовый перевод по e-mail

Шаги заказа


  • 1.

    Отправьте заявку на оценку нашим менеджерам

  • 2.

    Наш менеджер рассчитает и сообщит стоимость

  • 3.

    Оплатите заказ любым удобным для вас способом

  • 4.

    Получите готовый перевод по e-mail

Бюро переводов в Екатеринбурге

Бюро переводов «Прима Виста» — одна из крупнейших переводческих компаний РФ, предоставляющая весь спектр услуг перевода корпоративным и частным клиентам. Наша компания по праву может считаться одним из основоположников коммерческого перевода в России.

«Прима Виста» — это компания, для которой высокое качество услуг и сервиса является главным приоритетом. Все производственные и бизнес-процессы в компании безупречно отлажены, что подтверждено сертификатом международного стандарта качества ISO 9001:2008.

Представительство нашего бюро переводов в Екатеринбурге оказывает все виды переводческих услуг: устный перевод, нотариальный перевод, перевод личных документов, технический перевод и многое другое. Наши переводчики работают работает с текстами в любой сфере знания и деятельности, включая тематические и специальные переводы (технический, медицинский и так далее). Переводчики «Прима Виста»  могут выполнять перевод с более чем 120 иностранных языков.

Нам доверяют компании с мировым именем, и мы делаем все, чтобы оправдать это доверие и превзойти ожидания наших клиентов.  Мы декларируем, что в сфере переводов для нас мало невозможного, и мы приглашаем вас убедиться в этом!

Заказать перевод


Письменный перевод

Письменные переводы - основное направление работы нашего бюро переводов. Мы занимаемся этим свыше 15 лет и делаем ...

Устный перевод

Данный вид перевода требует от специалистов локализации всех умений, высокой скорости принятия решений, глубокого ...

Нотариальный перевод

Профессиональные переводчики нашего бюро переведут любые экономические, финансовые или юридические документы, ...

 

Статьи

На рынке переводов востребованы переводчики-универсалы

Сколько бы профильные специалисты и эксперты ни твердили о важности узкой специализации переводчика для обеспечения максимального качества перевода, рынок диктует свои условия

Нужны ли черные списки работодателей в переводческом бизнесе?

Во многих сообществах переводчиков, в первую очередь фрилансеров, активно обсуждается необходимость составления черных списков недобросовестных работодателей, которые задерживают выплату гонораров переводчикам, отказываются выплачивать гонорар

Смотреть все

Наши клиенты

По одежке встречают, по речи провожают. Бюро переводов Prima Vista

По одежке встречают, по речи провожают

По материалам сайта hbr-russia.ru, подготовлено бюро переводов Prima Vista в Екатеринбурге

В прошлом году увидел свет новый «Большой орфоэпический словарь русского языка», представляющий недавно принятую норму литературного произношения, отличную от практиковавшейся ранее. Именно этот факт вызвал бурю эмоций и недовольства среди образованной части населения. Заместитель директора по научной работе и заведующая отделом фонетики Института русского языка им. В.В. Виноградова РАН, доктор филологических наук Мария Леонидовна Каленчук в интервью журнала по менеджменту «Harvard Business Review – Россия» коснулась таких основополагающих в лингвистике вопросов, как «что такое норма?» и «как происходят изменения в языке?».

Как часто изменение языка требует переиздания словарей?
Мария Леонидовна объясняет, что в лингвистике считается, что смена языковой нормы происходит каждые 25 лет. Недавно изданный вариант орфоэпического словаря готовили к публикации 15 лет. Предшествующая версия была издана почти 50 лет назад. За такой промежуток времени меняется несколько поколений, у каждого из которых были свои особенности произношения. Есть такое понятие, как фонетические «отцы» и «дети», т.е. старшая и младшая нормы, необходимые лингвистам для описания произношения. Так вот, для создания последнего орфоэпического словаря понадобились даже фонетические «внуки», поскольку люди стали жить дольше.

Кто принимает решение по узакониванию нормы?  

Что касается орфографии, решение принимает Орфографическая комиссия РАН, в которую входят самые авторитетные лингвисты. Мария Леонидовна приводит пример с написанием слов «интернет» и «рунет». На последнем заседании Комиссия разрешила писать их с маленькой буквы, поскольку сейчас уже мало кто воспринимает эти слова как названия конкретной сети, теперь это только тип связи. А в такой сфере, как орфоэпия, вердикт выносят ученые-­лингвисты, авторы словарей. Для того, чтобы принять решение в этой области, требуется проведение социоязыковых исследований и изучение статистики.

Норма идет за узусом, то есть за массовым употреблением? 

Норма не может идти за узусом, поскольку в таком случае ученые начали бы рекомендовать такие формы как «шóфер» или «жáлюзи» только потому, что так говорит большинство или хотя бы половина населения. Есть прекрасная мысль: «Ошибка не перестает быть ошибкой, даже будучи широко распространенной». Так что норма – это то, что не противоречит внутреннему закону языка. К примеру, современная молодежь, которой не терпится продемонстрировать всем окружающим знание английского языка, вполне осознанно и нарочито озвончает конечные согласные в словах «имидж», «паб», «смог», «блог», потому что в английском это норма. А в русском – нет.

Если норма не идет за узусом, можно ли заставить узус идти за нормой? 

Норме можно научить только на уровне правописания, но не произношения. Даже под угрозой расстрела люди не начнут произносить слова определенным образом (если, конечно, это не специалисты). На эту тему Мария Леонидовна рассказывает анекдот: «Мужчину, у которого была большая борода, однажды спросили, что он делает с ней, когда спит: кладет под одеяло или на одеяло? Через две недели мужчина умер от бессонницы, пытаясь понять, куда он кладет бороду во время сна. То же самое с произношением. Мы обычно сознательно не контролируем произносительную сторону речи. Мы задумываемся о том, как правильно говорить, только в каких-то “болевых” точках вроде “звóнишь — звони́шь”».

Не опасен ли для русского языка поток заимствований сегодня?

По истории можно проследить, что в русском языке было несколько волн заимствований. Каждая из них была обусловлена причинами социальными, а не языковыми. Поток заимствований из немецкого и голландского языков был зафиксирован в период правления Петра Великого. В XIX в. русский обогатился французскими словами. По мнению Марии Леонидовны, язык – такая система, которая сама способна защитить себя от лишнего навязчивого влияния извне. Через какое-то время то, что теперь кажется возмутительным перенятием иностранного, либо будет вытеснено, либо, если современный пласт заимствований нашему языку нужен, ассимилируется и подчинится законам русского произношения.

То есть бороться с заимствованиями бессмысленно? 

Отвечая на этот вопрос, доктор филологических наук привела пример из жизни составителя самого большого словаря русского языка: «Вы знаете, как Владимир Иванович Даль боролся с заимствованиями?! Они его очень раздражали, ему казалось, что если придумать удачный русский синоним, то можно перекрыть дорогу иностранным словам. Но когда он писал в своем словаре вместо слова “атмосфера” — “колоземица”, а вместо “гимнастика” — “ловкосилие”, вряд ли можно было надеяться, что это приживется. Все искусственное в языке приживается с большим трудом. Язык живет своей жизнью, и мы всего лишь наблюдатели, а не руководители этого процесса». 

На Западе люди, которые стремятся занять высокие посты, нередко нанимают преподавателей, ставят себе речь, произношение. 

В Англии, если гражданин не обладает оксфордским или кембриджским произношением, он не сможет сделать государственной карьеры. В России же подобное мало кого интересует. Уважение к речи должно воспитывать государство. Однако в последнее время объявления о вакансиях содержат требование «хорошего владения русским языком» помимо навыков работы с персональным компьютером, приятной внешности и знаний иностранного языка. Это уже некоторый плюс.

Какие еще метки ставит на человеке его речь? 

По речи можно судить о сфере деятельности человека. Например, профессиональный жаргон, так сказать, обособляет конкретную группу людей: «Астрономы называют себя “астрóномы”, врачи говорят “áлкоголь” и “наркомани́я” — и считают это единственным возможным вариантом. Такие варианты фиксируются в словаре с пометой “в профессиональной речи возможно”. Даже образованные и культурные люди часто вынуждены говорить так же, чтобы провести границу между “своими” и “чужими”. Мы нередко наблюдаем это явление, например, в крупных компаниях. Однако отличить профессиональный вариант от просторечного возможно не всегда. Скажем, кто говорит “шоферá” — водители или малокультурные люди? А “возбýжденный” и “осýжденный”? Хотя я каждый день слышу эти варианты по телевизору, в нашем словаре они сопровождены пометой “неправильно”». 

Мария Леонидовна приводит интересный пример того, что речь иллюстрирует культуру и образование человека: «В замечательной книжке Корнея Ивановича Чуковского “Живой как жизнь” есть такая зарисовка. Автор отдыхает в доме отдыха и каждый день ходит на пляж. Рядом с ним лежит потрясающей красоты женщина, и он день за днем любуется каждым ее движением, каждым жестом, улыбкой. Но однажды красавица открывает рот и говорит: “Ну и взопрела я на этом пляжу!”. Так что можно носить одеж­ду самых дорогих брендов, сделать замечательный макияж, а рот откроете — и все встанет на свои места. Переиначивая поговорку, можно сказать: по одежке встречают, по речи провожают». 

Раньше наряду с дикторами артисты считались носителями литературной нормы. А как обстоит дело сегодня? 

Мария Леонидовна соглашается, что раньше действительно было вполне понятно, на кого нужно было ориентироваться в плане литературной нормы. То были «актеры, особенно МХАТа, Малого театра, дикторы радио и телевидения и вообще образованные люди». Сегодня уже не приходится говорить, что представители театра и СМИ являются носителями эталона. Да и слово «образованный» вовсе не означает «культурный». Теперь люди с одним или несколькими высшими образованиями далеко не всегда имеют моральный статус «культурного» человека. А интеллигенты составляют тонкую и социально изменчивую прослойку.

Что можно считать основными показателями культурной речи? 

На первый план Мария Леонидовна, как и следовало ожидать, поставила соблюдение норм языка. А норма, помимо прочего, включает в себя интонацию. В наше время «модной» является английская интонация, хотя русское ухо все же привыкло к русским канонам: «В русском языке в конце законченного повествовательного предложения тон в большинстве случаев должен идти вниз, сегодня же часто слышишь, что он идет вверх, — и для слушателя это сигнал о том, что предложение не закончено, смысл не исчерпан и дальше будет еще что-то. Слушатель ждет — а его обманывают». Помимо соблюдения строгих норм, есть еще один важнейший показатель культурной речи – это ее богатство. Она должна быть разнообразной, а не просто отвечающей требованиям четко выстроенной системы: «Можно соблюдать нормы и при этом говорить короткими предложениями из трех слов: “солнышко светит ярко”, “на перемене открыли окно”». В-третьих, речь должна быть яркой, экспрессивной, эмоциональной, а не банальной. 

В конце интервью был задан практический вопрос: какие предлоги следует использовать со словом «Украина»? 

Здесь стоит привести полный ответ доктора филологических наук: «Это политический вопрос, и мой ответ, боюсь, политикам не понравится. Писать и говорить надо по законам русского языка: «на Украине», «с Украины». Эта литературная норма — результат исторического развития языка на протяжении долгого времени. Сочетаемость предлогов «в» и «на» с определенными словами объясняется исключительно традицией: «в школе», «в институте», «в аптеке», но «на работе», «на почте», «на курорте» и т.д. Литературная норма не может измениться по команде из-за каких-либо политических процессов. И я не думаю, что ради политики надо коверкать язык».

Шаги заказа


  • 1.

    Отправьте заявку на оценку нашим менеджерам

  • 2.

    Наш менеджер рассчитает и сообщит стоимость

  • 3.

    Оплатите заказ любым удобным для вас способом

  • 4.

    Получите готовый перевод по e-mail

Шаги заказа


  • 1.

    Отправьте заявку на оценку нашим менеджерам

  • 2.

    Наш менеджер рассчитает и сообщит стоимость

  • 3.

    Оплатите заказ любым удобным для вас способом

  • 4.

    Получите готовый перевод по e-mail

Бюро переводов в Екатеринбурге

Бюро переводов «Прима Виста» — одна из крупнейших переводческих компаний РФ, предоставляющая весь спектр услуг перевода корпоративным и частным клиентам. Наша компания по праву может считаться одним из основоположников коммерческого перевода в России.

«Прима Виста» — это компания, для которой высокое качество услуг и сервиса является главным приоритетом. Все производственные и бизнес-процессы в компании безупречно отлажены, что подтверждено сертификатом международного стандарта качества ISO 9001:2008.

Представительство нашего бюро переводов в Екатеринбурге оказывает все виды переводческих услуг: устный перевод, нотариальный перевод, перевод личных документов, технический перевод и многое другое. Наши переводчики работают работает с текстами в любой сфере знания и деятельности, включая тематические и специальные переводы (технический, медицинский и так далее). Переводчики «Прима Виста»  могут выполнять перевод с более чем 120 иностранных языков.

Нам доверяют компании с мировым именем, и мы делаем все, чтобы оправдать это доверие и превзойти ожидания наших клиентов.  Мы декларируем, что в сфере переводов для нас мало невозможного, и мы приглашаем вас убедиться в этом!

Заказать перевод


Письменный перевод

Письменные переводы - основное направление работы нашего бюро переводов. Мы занимаемся этим свыше 15 лет и делаем ...

Устный перевод

Данный вид перевода требует от специалистов локализации всех умений, высокой скорости принятия решений, глубокого ...

Нотариальный перевод

Профессиональные переводчики нашего бюро переведут любые экономические, финансовые или юридические документы, ...

 

Статьи

На рынке переводов востребованы переводчики-универсалы

Сколько бы профильные специалисты и эксперты ни твердили о важности узкой специализации переводчика для обеспечения максимального качества перевода, рынок диктует свои условия

Нужны ли черные списки работодателей в переводческом бизнесе?

Во многих сообществах переводчиков, в первую очередь фрилансеров, активно обсуждается необходимость составления черных списков недобросовестных работодателей, которые задерживают выплату гонораров переводчикам, отказываются выплачивать гонорар

Смотреть все

Наши клиенты

По одежке встречают, по речи провожают. Бюро переводов Prima Vista

По одежке встречают, по речи провожают

По материалам сайта hbr-russia.ru, подготовлено бюро переводов Prima Vista в Екатеринбурге

В прошлом году увидел свет новый «Большой орфоэпический словарь русского языка», представляющий недавно принятую норму литературного произношения, отличную от практиковавшейся ранее. Именно этот факт вызвал бурю эмоций и недовольства среди образованной части населения. Заместитель директора по научной работе и заведующая отделом фонетики Института русского языка им. В.В. Виноградова РАН, доктор филологических наук Мария Леонидовна Каленчук в интервью журнала по менеджменту «Harvard Business Review – Россия» коснулась таких основополагающих в лингвистике вопросов, как «что такое норма?» и «как происходят изменения в языке?».

Как часто изменение языка требует переиздания словарей?
Мария Леонидовна объясняет, что в лингвистике считается, что смена языковой нормы происходит каждые 25 лет. Недавно изданный вариант орфоэпического словаря готовили к публикации 15 лет. Предшествующая версия была издана почти 50 лет назад. За такой промежуток времени меняется несколько поколений, у каждого из которых были свои особенности произношения. Есть такое понятие, как фонетические «отцы» и «дети», т.е. старшая и младшая нормы, необходимые лингвистам для описания произношения. Так вот, для создания последнего орфоэпического словаря понадобились даже фонетические «внуки», поскольку люди стали жить дольше.

Кто принимает решение по узакониванию нормы?  

Что касается орфографии, решение принимает Орфографическая комиссия РАН, в которую входят самые авторитетные лингвисты. Мария Леонидовна приводит пример с написанием слов «интернет» и «рунет». На последнем заседании Комиссия разрешила писать их с маленькой буквы, поскольку сейчас уже мало кто воспринимает эти слова как названия конкретной сети, теперь это только тип связи. А в такой сфере, как орфоэпия, вердикт выносят ученые-­лингвисты, авторы словарей. Для того, чтобы принять решение в этой области, требуется проведение социоязыковых исследований и изучение статистики.

Норма идет за узусом, то есть за массовым употреблением? 

Норма не может идти за узусом, поскольку в таком случае ученые начали бы рекомендовать такие формы как «шóфер» или «жáлюзи» только потому, что так говорит большинство или хотя бы половина населения. Есть прекрасная мысль: «Ошибка не перестает быть ошибкой, даже будучи широко распространенной». Так что норма – это то, что не противоречит внутреннему закону языка. К примеру, современная молодежь, которой не терпится продемонстрировать всем окружающим знание английского языка, вполне осознанно и нарочито озвончает конечные согласные в словах «имидж», «паб», «смог», «блог», потому что в английском это норма. А в русском – нет.

Если норма не идет за узусом, можно ли заставить узус идти за нормой? 

Норме можно научить только на уровне правописания, но не произношения. Даже под угрозой расстрела люди не начнут произносить слова определенным образом (если, конечно, это не специалисты). На эту тему Мария Леонидовна рассказывает анекдот: «Мужчину, у которого была большая борода, однажды спросили, что он делает с ней, когда спит: кладет под одеяло или на одеяло? Через две недели мужчина умер от бессонницы, пытаясь понять, куда он кладет бороду во время сна. То же самое с произношением. Мы обычно сознательно не контролируем произносительную сторону речи. Мы задумываемся о том, как правильно говорить, только в каких-то “болевых” точках вроде “звóнишь — звони́шь”».

Не опасен ли для русского языка поток заимствований сегодня?

По истории можно проследить, что в русском языке было несколько волн заимствований. Каждая из них была обусловлена причинами социальными, а не языковыми. Поток заимствований из немецкого и голландского языков был зафиксирован в период правления Петра Великого. В XIX в. русский обогатился французскими словами. По мнению Марии Леонидовны, язык – такая система, которая сама способна защитить себя от лишнего навязчивого влияния извне. Через какое-то время то, что теперь кажется возмутительным перенятием иностранного, либо будет вытеснено, либо, если современный пласт заимствований нашему языку нужен, ассимилируется и подчинится законам русского произношения.

То есть бороться с заимствованиями бессмысленно? 

Отвечая на этот вопрос, доктор филологических наук привела пример из жизни составителя самого большого словаря русского языка: «Вы знаете, как Владимир Иванович Даль боролся с заимствованиями?! Они его очень раздражали, ему казалось, что если придумать удачный русский синоним, то можно перекрыть дорогу иностранным словам. Но когда он писал в своем словаре вместо слова “атмосфера” — “колоземица”, а вместо “гимнастика” — “ловкосилие”, вряд ли можно было надеяться, что это приживется. Все искусственное в языке приживается с большим трудом. Язык живет своей жизнью, и мы всего лишь наблюдатели, а не руководители этого процесса». 

На Западе люди, которые стремятся занять высокие посты, нередко нанимают преподавателей, ставят себе речь, произношение. 

В Англии, если гражданин не обладает оксфордским или кембриджским произношением, он не сможет сделать государственной карьеры. В России же подобное мало кого интересует. Уважение к речи должно воспитывать государство. Однако в последнее время объявления о вакансиях содержат требование «хорошего владения русским языком» помимо навыков работы с персональным компьютером, приятной внешности и знаний иностранного языка. Это уже некоторый плюс.

Какие еще метки ставит на человеке его речь? 

По речи можно судить о сфере деятельности человека. Например, профессиональный жаргон, так сказать, обособляет конкретную группу людей: «Астрономы называют себя “астрóномы”, врачи говорят “áлкоголь” и “наркомани́я” — и считают это единственным возможным вариантом. Такие варианты фиксируются в словаре с пометой “в профессиональной речи возможно”. Даже образованные и культурные люди часто вынуждены говорить так же, чтобы провести границу между “своими” и “чужими”. Мы нередко наблюдаем это явление, например, в крупных компаниях. Однако отличить профессиональный вариант от просторечного возможно не всегда. Скажем, кто говорит “шоферá” — водители или малокультурные люди? А “возбýжденный” и “осýжденный”? Хотя я каждый день слышу эти варианты по телевизору, в нашем словаре они сопровождены пометой “неправильно”». 

Мария Леонидовна приводит интересный пример того, что речь иллюстрирует культуру и образование человека: «В замечательной книжке Корнея Ивановича Чуковского “Живой как жизнь” есть такая зарисовка. Автор отдыхает в доме отдыха и каждый день ходит на пляж. Рядом с ним лежит потрясающей красоты женщина, и он день за днем любуется каждым ее движением, каждым жестом, улыбкой. Но однажды красавица открывает рот и говорит: “Ну и взопрела я на этом пляжу!”. Так что можно носить одеж­ду самых дорогих брендов, сделать замечательный макияж, а рот откроете — и все встанет на свои места. Переиначивая поговорку, можно сказать: по одежке встречают, по речи провожают». 

Раньше наряду с дикторами артисты считались носителями литературной нормы. А как обстоит дело сегодня? 

Мария Леонидовна соглашается, что раньше действительно было вполне понятно, на кого нужно было ориентироваться в плане литературной нормы. То были «актеры, особенно МХАТа, Малого театра, дикторы радио и телевидения и вообще образованные люди». Сегодня уже не приходится говорить, что представители театра и СМИ являются носителями эталона. Да и слово «образованный» вовсе не означает «культурный». Теперь люди с одним или несколькими высшими образованиями далеко не всегда имеют моральный статус «культурного» человека. А интеллигенты составляют тонкую и социально изменчивую прослойку.

Что можно считать основными показателями культурной речи? 

На первый план Мария Леонидовна, как и следовало ожидать, поставила соблюдение норм языка. А норма, помимо прочего, включает в себя интонацию. В наше время «модной» является английская интонация, хотя русское ухо все же привыкло к русским канонам: «В русском языке в конце законченного повествовательного предложения тон в большинстве случаев должен идти вниз, сегодня же часто слышишь, что он идет вверх, — и для слушателя это сигнал о том, что предложение не закончено, смысл не исчерпан и дальше будет еще что-то. Слушатель ждет — а его обманывают». Помимо соблюдения строгих норм, есть еще один важнейший показатель культурной речи – это ее богатство. Она должна быть разнообразной, а не просто отвечающей требованиям четко выстроенной системы: «Можно соблюдать нормы и при этом говорить короткими предложениями из трех слов: “солнышко светит ярко”, “на перемене открыли окно”». В-третьих, речь должна быть яркой, экспрессивной, эмоциональной, а не банальной. 

В конце интервью был задан практический вопрос: какие предлоги следует использовать со словом «Украина»? 

Здесь стоит привести полный ответ доктора филологических наук: «Это политический вопрос, и мой ответ, боюсь, политикам не понравится. Писать и говорить надо по законам русского языка: «на Украине», «с Украины». Эта литературная норма — результат исторического развития языка на протяжении долгого времени. Сочетаемость предлогов «в» и «на» с определенными словами объясняется исключительно традицией: «в школе», «в институте», «в аптеке», но «на работе», «на почте», «на курорте» и т.д. Литературная норма не может измениться по команде из-за каких-либо политических процессов. И я не думаю, что ради политики надо коверкать язык».

Шаги заказа


  • 1.

    Отправьте заявку на оценку нашим менеджерам

  • 2.

    Наш менеджер рассчитает и сообщит стоимость

  • 3.

    Оплатите заказ любым удобным для вас способом

  • 4.

    Получите готовый перевод по e-mail

Шаги заказа


  • 1.

    Отправьте заявку на оценку нашим менеджерам

  • 2.

    Наш менеджер рассчитает и сообщит стоимость

  • 3.

    Оплатите заказ любым удобным для вас способом

  • 4.

    Получите готовый перевод по e-mail

Бюро переводов в Екатеринбурге

Бюро переводов «Прима Виста» — одна из крупнейших переводческих компаний РФ, предоставляющая весь спектр услуг перевода корпоративным и частным клиентам. Наша компания по праву может считаться одним из основоположников коммерческого перевода в России.

«Прима Виста» — это компания, для которой высокое качество услуг и сервиса является главным приоритетом. Все производственные и бизнес-процессы в компании безупречно отлажены, что подтверждено сертификатом международного стандарта качества ISO 9001:2008.

Представительство нашего бюро переводов в Екатеринбурге оказывает все виды переводческих услуг: устный перевод, нотариальный перевод, перевод личных документов, технический перевод и многое другое. Наши переводчики работают работает с текстами в любой сфере знания и деятельности, включая тематические и специальные переводы (технический, медицинский и так далее). Переводчики «Прима Виста»  могут выполнять перевод с более чем 120 иностранных языков.

Нам доверяют компании с мировым именем, и мы делаем все, чтобы оправдать это доверие и превзойти ожидания наших клиентов.  Мы декларируем, что в сфере переводов для нас мало невозможного, и мы приглашаем вас убедиться в этом!

Заказать перевод


Письменный перевод

Письменные переводы - основное направление работы нашего бюро переводов. Мы занимаемся этим свыше 15 лет и делаем ...

Устный перевод

Данный вид перевода требует от специалистов локализации всех умений, высокой скорости принятия решений, глубокого ...

Нотариальный перевод

Профессиональные переводчики нашего бюро переведут любые экономические, финансовые или юридические документы, ...

 

Статьи

На рынке переводов востребованы переводчики-универсалы

Сколько бы профильные специалисты и эксперты ни твердили о важности узкой специализации переводчика для обеспечения максимального качества перевода, рынок диктует свои условия

Нужны ли черные списки работодателей в переводческом бизнесе?

Во многих сообществах переводчиков, в первую очередь фрилансеров, активно обсуждается необходимость составления черных списков недобросовестных работодателей, которые задерживают выплату гонораров переводчикам, отказываются выплачивать гонорар

Смотреть все

Наши клиенты

По одежке встречают, по речи провожают. Бюро переводов Prima Vista

По одежке встречают, по речи провожают

По материалам сайта hbr-russia.ru, подготовлено бюро переводов Prima Vista в Екатеринбурге

В прошлом году увидел свет новый «Большой орфоэпический словарь русского языка», представляющий недавно принятую норму литературного произношения, отличную от практиковавшейся ранее. Именно этот факт вызвал бурю эмоций и недовольства среди образованной части населения. Заместитель директора по научной работе и заведующая отделом фонетики Института русского языка им. В.В. Виноградова РАН, доктор филологических наук Мария Леонидовна Каленчук в интервью журнала по менеджменту «Harvard Business Review – Россия» коснулась таких основополагающих в лингвистике вопросов, как «что такое норма?» и «как происходят изменения в языке?».

Как часто изменение языка требует переиздания словарей?
Мария Леонидовна объясняет, что в лингвистике считается, что смена языковой нормы происходит каждые 25 лет. Недавно изданный вариант орфоэпического словаря готовили к публикации 15 лет. Предшествующая версия была издана почти 50 лет назад. За такой промежуток времени меняется несколько поколений, у каждого из которых были свои особенности произношения. Есть такое понятие, как фонетические «отцы» и «дети», т.е. старшая и младшая нормы, необходимые лингвистам для описания произношения. Так вот, для создания последнего орфоэпического словаря понадобились даже фонетические «внуки», поскольку люди стали жить дольше.

Кто принимает решение по узакониванию нормы?  

Что касается орфографии, решение принимает Орфографическая комиссия РАН, в которую входят самые авторитетные лингвисты. Мария Леонидовна приводит пример с написанием слов «интернет» и «рунет». На последнем заседании Комиссия разрешила писать их с маленькой буквы, поскольку сейчас уже мало кто воспринимает эти слова как названия конкретной сети, теперь это только тип связи. А в такой сфере, как орфоэпия, вердикт выносят ученые-­лингвисты, авторы словарей. Для того, чтобы принять решение в этой области, требуется проведение социоязыковых исследований и изучение статистики.

Норма идет за узусом, то есть за массовым употреблением? 

Норма не может идти за узусом, поскольку в таком случае ученые начали бы рекомендовать такие формы как «шóфер» или «жáлюзи» только потому, что так говорит большинство или хотя бы половина населения. Есть прекрасная мысль: «Ошибка не перестает быть ошибкой, даже будучи широко распространенной». Так что норма – это то, что не противоречит внутреннему закону языка. К примеру, современная молодежь, которой не терпится продемонстрировать всем окружающим знание английского языка, вполне осознанно и нарочито озвончает конечные согласные в словах «имидж», «паб», «смог», «блог», потому что в английском это норма. А в русском – нет.

Если норма не идет за узусом, можно ли заставить узус идти за нормой? 

Норме можно научить только на уровне правописания, но не произношения. Даже под угрозой расстрела люди не начнут произносить слова определенным образом (если, конечно, это не специалисты). На эту тему Мария Леонидовна рассказывает анекдот: «Мужчину, у которого была большая борода, однажды спросили, что он делает с ней, когда спит: кладет под одеяло или на одеяло? Через две недели мужчина умер от бессонницы, пытаясь понять, куда он кладет бороду во время сна. То же самое с произношением. Мы обычно сознательно не контролируем произносительную сторону речи. Мы задумываемся о том, как правильно говорить, только в каких-то “болевых” точках вроде “звóнишь — звони́шь”».

Не опасен ли для русского языка поток заимствований сегодня?

По истории можно проследить, что в русском языке было несколько волн заимствований. Каждая из них была обусловлена причинами социальными, а не языковыми. Поток заимствований из немецкого и голландского языков был зафиксирован в период правления Петра Великого. В XIX в. русский обогатился французскими словами. По мнению Марии Леонидовны, язык – такая система, которая сама способна защитить себя от лишнего навязчивого влияния извне. Через какое-то время то, что теперь кажется возмутительным перенятием иностранного, либо будет вытеснено, либо, если современный пласт заимствований нашему языку нужен, ассимилируется и подчинится законам русского произношения.

То есть бороться с заимствованиями бессмысленно? 

Отвечая на этот вопрос, доктор филологических наук привела пример из жизни составителя самого большого словаря русского языка: «Вы знаете, как Владимир Иванович Даль боролся с заимствованиями?! Они его очень раздражали, ему казалось, что если придумать удачный русский синоним, то можно перекрыть дорогу иностранным словам. Но когда он писал в своем словаре вместо слова “атмосфера” — “колоземица”, а вместо “гимнастика” — “ловкосилие”, вряд ли можно было надеяться, что это приживется. Все искусственное в языке приживается с большим трудом. Язык живет своей жизнью, и мы всего лишь наблюдатели, а не руководители этого процесса». 

На Западе люди, которые стремятся занять высокие посты, нередко нанимают преподавателей, ставят себе речь, произношение. 

В Англии, если гражданин не обладает оксфордским или кембриджским произношением, он не сможет сделать государственной карьеры. В России же подобное мало кого интересует. Уважение к речи должно воспитывать государство. Однако в последнее время объявления о вакансиях содержат требование «хорошего владения русским языком» помимо навыков работы с персональным компьютером, приятной внешности и знаний иностранного языка. Это уже некоторый плюс.

Какие еще метки ставит на человеке его речь? 

По речи можно судить о сфере деятельности человека. Например, профессиональный жаргон, так сказать, обособляет конкретную группу людей: «Астрономы называют себя “астрóномы”, врачи говорят “áлкоголь” и “наркомани́я” — и считают это единственным возможным вариантом. Такие варианты фиксируются в словаре с пометой “в профессиональной речи возможно”. Даже образованные и культурные люди часто вынуждены говорить так же, чтобы провести границу между “своими” и “чужими”. Мы нередко наблюдаем это явление, например, в крупных компаниях. Однако отличить профессиональный вариант от просторечного возможно не всегда. Скажем, кто говорит “шоферá” — водители или малокультурные люди? А “возбýжденный” и “осýжденный”? Хотя я каждый день слышу эти варианты по телевизору, в нашем словаре они сопровождены пометой “неправильно”». 

Мария Леонидовна приводит интересный пример того, что речь иллюстрирует культуру и образование человека: «В замечательной книжке Корнея Ивановича Чуковского “Живой как жизнь” есть такая зарисовка. Автор отдыхает в доме отдыха и каждый день ходит на пляж. Рядом с ним лежит потрясающей красоты женщина, и он день за днем любуется каждым ее движением, каждым жестом, улыбкой. Но однажды красавица открывает рот и говорит: “Ну и взопрела я на этом пляжу!”. Так что можно носить одеж­ду самых дорогих брендов, сделать замечательный макияж, а рот откроете — и все встанет на свои места. Переиначивая поговорку, можно сказать: по одежке встречают, по речи провожают». 

Раньше наряду с дикторами артисты считались носителями литературной нормы. А как обстоит дело сегодня? 

Мария Леонидовна соглашается, что раньше действительно было вполне понятно, на кого нужно было ориентироваться в плане литературной нормы. То были «актеры, особенно МХАТа, Малого театра, дикторы радио и телевидения и вообще образованные люди». Сегодня уже не приходится говорить, что представители театра и СМИ являются носителями эталона. Да и слово «образованный» вовсе не означает «культурный». Теперь люди с одним или несколькими высшими образованиями далеко не всегда имеют моральный статус «культурного» человека. А интеллигенты составляют тонкую и социально изменчивую прослойку.

Что можно считать основными показателями культурной речи? 

На первый план Мария Леонидовна, как и следовало ожидать, поставила соблюдение норм языка. А норма, помимо прочего, включает в себя интонацию. В наше время «модной» является английская интонация, хотя русское ухо все же привыкло к русским канонам: «В русском языке в конце законченного повествовательного предложения тон в большинстве случаев должен идти вниз, сегодня же часто слышишь, что он идет вверх, — и для слушателя это сигнал о том, что предложение не закончено, смысл не исчерпан и дальше будет еще что-то. Слушатель ждет — а его обманывают». Помимо соблюдения строгих норм, есть еще один важнейший показатель культурной речи – это ее богатство. Она должна быть разнообразной, а не просто отвечающей требованиям четко выстроенной системы: «Можно соблюдать нормы и при этом говорить короткими предложениями из трех слов: “солнышко светит ярко”, “на перемене открыли окно”». В-третьих, речь должна быть яркой, экспрессивной, эмоциональной, а не банальной. 

В конце интервью был задан практический вопрос: какие предлоги следует использовать со словом «Украина»? 

Здесь стоит привести полный ответ доктора филологических наук: «Это политический вопрос, и мой ответ, боюсь, политикам не понравится. Писать и говорить надо по законам русского языка: «на Украине», «с Украины». Эта литературная норма — результат исторического развития языка на протяжении долгого времени. Сочетаемость предлогов «в» и «на» с определенными словами объясняется исключительно традицией: «в школе», «в институте», «в аптеке», но «на работе», «на почте», «на курорте» и т.д. Литературная норма не может измениться по команде из-за каких-либо политических процессов. И я не думаю, что ради политики надо коверкать язык».

Шаги заказа


  • 1.

    Отправьте заявку на оценку нашим менеджерам

  • 2.

    Наш менеджер рассчитает и сообщит стоимость

  • 3.

    Оплатите заказ любым удобным для вас способом

  • 4.

    Получите готовый перевод по e-mail

Шаги заказа


  • 1.

    Отправьте заявку на оценку нашим менеджерам

  • 2.

    Наш менеджер рассчитает и сообщит стоимость

  • 3.

    Оплатите заказ любым удобным для вас способом

  • 4.

    Получите готовый перевод по e-mail

Бюро переводов в Екатеринбурге

Бюро переводов «Прима Виста» — одна из крупнейших переводческих компаний РФ, предоставляющая весь спектр услуг перевода корпоративным и частным клиентам. Наша компания по праву может считаться одним из основоположников коммерческого перевода в России.

«Прима Виста» — это компания, для которой высокое качество услуг и сервиса является главным приоритетом. Все производственные и бизнес-процессы в компании безупречно отлажены, что подтверждено сертификатом международного стандарта качества ISO 9001:2008.

Представительство нашего бюро переводов в Екатеринбурге оказывает все виды переводческих услуг: устный перевод, нотариальный перевод, перевод личных документов, технический перевод и многое другое. Наши переводчики работают работает с текстами в любой сфере знания и деятельности, включая тематические и специальные переводы (технический, медицинский и так далее). Переводчики «Прима Виста»  могут выполнять перевод с более чем 120 иностранных языков.

Нам доверяют компании с мировым именем, и мы делаем все, чтобы оправдать это доверие и превзойти ожидания наших клиентов.  Мы декларируем, что в сфере переводов для нас мало невозможного, и мы приглашаем вас убедиться в этом!

Заказать перевод


Письменный перевод

Письменные переводы - основное направление работы нашего бюро переводов. Мы занимаемся этим свыше 15 лет и делаем ...

Устный перевод

Данный вид перевода требует от специалистов локализации всех умений, высокой скорости принятия решений, глубокого ...

Нотариальный перевод

Профессиональные переводчики нашего бюро переведут любые экономические, финансовые или юридические документы, ...

 

Статьи

На рынке переводов востребованы переводчики-универсалы

Сколько бы профильные специалисты и эксперты ни твердили о важности узкой специализации переводчика для обеспечения максимального качества перевода, рынок диктует свои условия

Нужны ли черные списки работодателей в переводческом бизнесе?

Во многих сообществах переводчиков, в первую очередь фрилансеров, активно обсуждается необходимость составления черных списков недобросовестных работодателей, которые задерживают выплату гонораров переводчикам, отказываются выплачивать гонорар

Смотреть все

Наши клиенты

По одежке встречают, по речи провожают. Бюро переводов Prima Vista

По одежке встречают, по речи провожают

По материалам сайта hbr-russia.ru, подготовлено бюро переводов Prima Vista в Екатеринбурге

В прошлом году увидел свет новый «Большой орфоэпический словарь русского языка», представляющий недавно принятую норму литературного произношения, отличную от практиковавшейся ранее. Именно этот факт вызвал бурю эмоций и недовольства среди образованной части населения. Заместитель директора по научной работе и заведующая отделом фонетики Института русского языка им. В.В. Виноградова РАН, доктор филологических наук Мария Леонидовна Каленчук в интервью журнала по менеджменту «Harvard Business Review – Россия» коснулась таких основополагающих в лингвистике вопросов, как «что такое норма?» и «как происходят изменения в языке?».

Как часто изменение языка требует переиздания словарей?
Мария Леонидовна объясняет, что в лингвистике считается, что смена языковой нормы происходит каждые 25 лет. Недавно изданный вариант орфоэпического словаря готовили к публикации 15 лет. Предшествующая версия была издана почти 50 лет назад. За такой промежуток времени меняется несколько поколений, у каждого из которых были свои особенности произношения. Есть такое понятие, как фонетические «отцы» и «дети», т.е. старшая и младшая нормы, необходимые лингвистам для описания произношения. Так вот, для создания последнего орфоэпического словаря понадобились даже фонетические «внуки», поскольку люди стали жить дольше.

Кто принимает решение по узакониванию нормы?  

Что касается орфографии, решение принимает Орфографическая комиссия РАН, в которую входят самые авторитетные лингвисты. Мария Леонидовна приводит пример с написанием слов «интернет» и «рунет». На последнем заседании Комиссия разрешила писать их с маленькой буквы, поскольку сейчас уже мало кто воспринимает эти слова как названия конкретной сети, теперь это только тип связи. А в такой сфере, как орфоэпия, вердикт выносят ученые-­лингвисты, авторы словарей. Для того, чтобы принять решение в этой области, требуется проведение социоязыковых исследований и изучение статистики.

Норма идет за узусом, то есть за массовым употреблением? 

Норма не может идти за узусом, поскольку в таком случае ученые начали бы рекомендовать такие формы как «шóфер» или «жáлюзи» только потому, что так говорит большинство или хотя бы половина населения. Есть прекрасная мысль: «Ошибка не перестает быть ошибкой, даже будучи широко распространенной». Так что норма – это то, что не противоречит внутреннему закону языка. К примеру, современная молодежь, которой не терпится продемонстрировать всем окружающим знание английского языка, вполне осознанно и нарочито озвончает конечные согласные в словах «имидж», «паб», «смог», «блог», потому что в английском это норма. А в русском – нет.

Если норма не идет за узусом, можно ли заставить узус идти за нормой? 

Норме можно научить только на уровне правописания, но не произношения. Даже под угрозой расстрела люди не начнут произносить слова определенным образом (если, конечно, это не специалисты). На эту тему Мария Леонидовна рассказывает анекдот: «Мужчину, у которого была большая борода, однажды спросили, что он делает с ней, когда спит: кладет под одеяло или на одеяло? Через две недели мужчина умер от бессонницы, пытаясь понять, куда он кладет бороду во время сна. То же самое с произношением. Мы обычно сознательно не контролируем произносительную сторону речи. Мы задумываемся о том, как правильно говорить, только в каких-то “болевых” точках вроде “звóнишь — звони́шь”».

Не опасен ли для русского языка поток заимствований сегодня?

По истории можно проследить, что в русском языке было несколько волн заимствований. Каждая из них была обусловлена причинами социальными, а не языковыми. Поток заимствований из немецкого и голландского языков был зафиксирован в период правления Петра Великого. В XIX в. русский обогатился французскими словами. По мнению Марии Леонидовны, язык – такая система, которая сама способна защитить себя от лишнего навязчивого влияния извне. Через какое-то время то, что теперь кажется возмутительным перенятием иностранного, либо будет вытеснено, либо, если современный пласт заимствований нашему языку нужен, ассимилируется и подчинится законам русского произношения.

То есть бороться с заимствованиями бессмысленно? 

Отвечая на этот вопрос, доктор филологических наук привела пример из жизни составителя самого большого словаря русского языка: «Вы знаете, как Владимир Иванович Даль боролся с заимствованиями?! Они его очень раздражали, ему казалось, что если придумать удачный русский синоним, то можно перекрыть дорогу иностранным словам. Но когда он писал в своем словаре вместо слова “атмосфера” — “колоземица”, а вместо “гимнастика” — “ловкосилие”, вряд ли можно было надеяться, что это приживется. Все искусственное в языке приживается с большим трудом. Язык живет своей жизнью, и мы всего лишь наблюдатели, а не руководители этого процесса». 

На Западе люди, которые стремятся занять высокие посты, нередко нанимают преподавателей, ставят себе речь, произношение. 

В Англии, если гражданин не обладает оксфордским или кембриджским произношением, он не сможет сделать государственной карьеры. В России же подобное мало кого интересует. Уважение к речи должно воспитывать государство. Однако в последнее время объявления о вакансиях содержат требование «хорошего владения русским языком» помимо навыков работы с персональным компьютером, приятной внешности и знаний иностранного языка. Это уже некоторый плюс.

Какие еще метки ставит на человеке его речь? 

По речи можно судить о сфере деятельности человека. Например, профессиональный жаргон, так сказать, обособляет конкретную группу людей: «Астрономы называют себя “астрóномы”, врачи говорят “áлкоголь” и “наркомани́я” — и считают это единственным возможным вариантом. Такие варианты фиксируются в словаре с пометой “в профессиональной речи возможно”. Даже образованные и культурные люди часто вынуждены говорить так же, чтобы провести границу между “своими” и “чужими”. Мы нередко наблюдаем это явление, например, в крупных компаниях. Однако отличить профессиональный вариант от просторечного возможно не всегда. Скажем, кто говорит “шоферá” — водители или малокультурные люди? А “возбýжденный” и “осýжденный”? Хотя я каждый день слышу эти варианты по телевизору, в нашем словаре они сопровождены пометой “неправильно”». 

Мария Леонидовна приводит интересный пример того, что речь иллюстрирует культуру и образование человека: «В замечательной книжке Корнея Ивановича Чуковского “Живой как жизнь” есть такая зарисовка. Автор отдыхает в доме отдыха и каждый день ходит на пляж. Рядом с ним лежит потрясающей красоты женщина, и он день за днем любуется каждым ее движением, каждым жестом, улыбкой. Но однажды красавица открывает рот и говорит: “Ну и взопрела я на этом пляжу!”. Так что можно носить одеж­ду самых дорогих брендов, сделать замечательный макияж, а рот откроете — и все встанет на свои места. Переиначивая поговорку, можно сказать: по одежке встречают, по речи провожают». 

Раньше наряду с дикторами артисты считались носителями литературной нормы. А как обстоит дело сегодня? 

Мария Леонидовна соглашается, что раньше действительно было вполне понятно, на кого нужно было ориентироваться в плане литературной нормы. То были «актеры, особенно МХАТа, Малого театра, дикторы радио и телевидения и вообще образованные люди». Сегодня уже не приходится говорить, что представители театра и СМИ являются носителями эталона. Да и слово «образованный» вовсе не означает «культурный». Теперь люди с одним или несколькими высшими образованиями далеко не всегда имеют моральный статус «культурного» человека. А интеллигенты составляют тонкую и социально изменчивую прослойку.

Что можно считать основными показателями культурной речи? 

На первый план Мария Леонидовна, как и следовало ожидать, поставила соблюдение норм языка. А норма, помимо прочего, включает в себя интонацию. В наше время «модной» является английская интонация, хотя русское ухо все же привыкло к русским канонам: «В русском языке в конце законченного повествовательного предложения тон в большинстве случаев должен идти вниз, сегодня же часто слышишь, что он идет вверх, — и для слушателя это сигнал о том, что предложение не закончено, смысл не исчерпан и дальше будет еще что-то. Слушатель ждет — а его обманывают». Помимо соблюдения строгих норм, есть еще один важнейший показатель культурной речи – это ее богатство. Она должна быть разнообразной, а не просто отвечающей требованиям четко выстроенной системы: «Можно соблюдать нормы и при этом говорить короткими предложениями из трех слов: “солнышко светит ярко”, “на перемене открыли окно”». В-третьих, речь должна быть яркой, экспрессивной, эмоциональной, а не банальной. 

В конце интервью был задан практический вопрос: какие предлоги следует использовать со словом «Украина»? 

Здесь стоит привести полный ответ доктора филологических наук: «Это политический вопрос, и мой ответ, боюсь, политикам не понравится. Писать и говорить надо по законам русского языка: «на Украине», «с Украины». Эта литературная норма — результат исторического развития языка на протяжении долгого времени. Сочетаемость предлогов «в» и «на» с определенными словами объясняется исключительно традицией: «в школе», «в институте», «в аптеке», но «на работе», «на почте», «на курорте» и т.д. Литературная норма не может измениться по команде из-за каких-либо политических процессов. И я не думаю, что ради политики надо коверкать язык».

Шаги заказа


  • 1.

    Отправьте заявку на оценку нашим менеджерам

  • 2.

    Наш менеджер рассчитает и сообщит стоимость

  • 3.

    Оплатите заказ любым удобным для вас способом

  • 4.

    Получите готовый перевод по e-mail

Шаги заказа


  • 1.

    Отправьте заявку на оценку нашим менеджерам

  • 2.

    Наш менеджер рассчитает и сообщит стоимость

  • 3.

    Оплатите заказ любым удобным для вас способом

  • 4.

    Получите готовый перевод по e-mail

Бюро переводов в Екатеринбурге

Бюро переводов «Прима Виста» — одна из крупнейших переводческих компаний РФ, предоставляющая весь спектр услуг перевода корпоративным и частным клиентам. Наша компания по праву может считаться одним из основоположников коммерческого перевода в России.

«Прима Виста» — это компания, для которой высокое качество услуг и сервиса является главным приоритетом. Все производственные и бизнес-процессы в компании безупречно отлажены, что подтверждено сертификатом международного стандарта качества ISO 9001:2008.

Представительство нашего бюро переводов в Екатеринбурге оказывает все виды переводческих услуг: устный перевод, нотариальный перевод, перевод личных документов, технический перевод и многое другое. Наши переводчики работают работает с текстами в любой сфере знания и деятельности, включая тематические и специальные переводы (технический, медицинский и так далее). Переводчики «Прима Виста»  могут выполнять перевод с более чем 120 иностранных языков.

Нам доверяют компании с мировым именем, и мы делаем все, чтобы оправдать это доверие и превзойти ожидания наших клиентов.  Мы декларируем, что в сфере переводов для нас мало невозможного, и мы приглашаем вас убедиться в этом!

Заказать перевод


Письменный перевод

Письменные переводы - основное направление работы нашего бюро переводов. Мы занимаемся этим свыше 15 лет и делаем ...

Устный перевод

Данный вид перевода требует от специалистов локализации всех умений, высокой скорости принятия решений, глубокого ...

Нотариальный перевод

Профессиональные переводчики нашего бюро переведут любые экономические, финансовые или юридические документы, ...

 

Статьи

На рынке переводов востребованы переводчики-универсалы

Сколько бы профильные специалисты и эксперты ни твердили о важности узкой специализации переводчика для обеспечения максимального качества перевода, рынок диктует свои условия

Нужны ли черные списки работодателей в переводческом бизнесе?

Во многих сообществах переводчиков, в первую очередь фрилансеров, активно обсуждается необходимость составления черных списков недобросовестных работодателей, которые задерживают выплату гонораров переводчикам, отказываются выплачивать гонорар

Смотреть все

Наши клиенты

По одежке встречают, по речи провожают. Бюро переводов Prima Vista

По одежке встречают, по речи провожают

По материалам сайта hbr-russia.ru, подготовлено бюро переводов Prima Vista в Екатеринбурге

В прошлом году увидел свет новый «Большой орфоэпический словарь русского языка», представляющий недавно принятую норму литературного произношения, отличную от практиковавшейся ранее. Именно этот факт вызвал бурю эмоций и недовольства среди образованной части населения. Заместитель директора по научной работе и заведующая отделом фонетики Института русского языка им. В.В. Виноградова РАН, доктор филологических наук Мария Леонидовна Каленчук в интервью журнала по менеджменту «Harvard Business Review – Россия» коснулась таких основополагающих в лингвистике вопросов, как «что такое норма?» и «как происходят изменения в языке?».

Как часто изменение языка требует переиздания словарей?
Мария Леонидовна объясняет, что в лингвистике считается, что смена языковой нормы происходит каждые 25 лет. Недавно изданный вариант орфоэпического словаря готовили к публикации 15 лет. Предшествующая версия была издана почти 50 лет назад. За такой промежуток времени меняется несколько поколений, у каждого из которых были свои особенности произношения. Есть такое понятие, как фонетические «отцы» и «дети», т.е. старшая и младшая нормы, необходимые лингвистам для описания произношения. Так вот, для создания последнего орфоэпического словаря понадобились даже фонетические «внуки», поскольку люди стали жить дольше.

Кто принимает решение по узакониванию нормы?  

Что касается орфографии, решение принимает Орфографическая комиссия РАН, в которую входят самые авторитетные лингвисты. Мария Леонидовна приводит пример с написанием слов «интернет» и «рунет». На последнем заседании Комиссия разрешила писать их с маленькой буквы, поскольку сейчас уже мало кто воспринимает эти слова как названия конкретной сети, теперь это только тип связи. А в такой сфере, как орфоэпия, вердикт выносят ученые-­лингвисты, авторы словарей. Для того, чтобы принять решение в этой области, требуется проведение социоязыковых исследований и изучение статистики.

Норма идет за узусом, то есть за массовым употреблением? 

Норма не может идти за узусом, поскольку в таком случае ученые начали бы рекомендовать такие формы как «шóфер» или «жáлюзи» только потому, что так говорит большинство или хотя бы половина населения. Есть прекрасная мысль: «Ошибка не перестает быть ошибкой, даже будучи широко распространенной». Так что норма – это то, что не противоречит внутреннему закону языка. К примеру, современная молодежь, которой не терпится продемонстрировать всем окружающим знание английского языка, вполне осознанно и нарочито озвончает конечные согласные в словах «имидж», «паб», «смог», «блог», потому что в английском это норма. А в русском – нет.

Если норма не идет за узусом, можно ли заставить узус идти за нормой? 

Норме можно научить только на уровне правописания, но не произношения. Даже под угрозой расстрела люди не начнут произносить слова определенным образом (если, конечно, это не специалисты). На эту тему Мария Леонидовна рассказывает анекдот: «Мужчину, у которого была большая борода, однажды спросили, что он делает с ней, когда спит: кладет под одеяло или на одеяло? Через две недели мужчина умер от бессонницы, пытаясь понять, куда он кладет бороду во время сна. То же самое с произношением. Мы обычно сознательно не контролируем произносительную сторону речи. Мы задумываемся о том, как правильно говорить, только в каких-то “болевых” точках вроде “звóнишь — звони́шь”».

Не опасен ли для русского языка поток заимствований сегодня?

По истории можно проследить, что в русском языке было несколько волн заимствований. Каждая из них была обусловлена причинами социальными, а не языковыми. Поток заимствований из немецкого и голландского языков был зафиксирован в период правления Петра Великого. В XIX в. русский обогатился французскими словами. По мнению Марии Леонидовны, язык – такая система, которая сама способна защитить себя от лишнего навязчивого влияния извне. Через какое-то время то, что теперь кажется возмутительным перенятием иностранного, либо будет вытеснено, либо, если современный пласт заимствований нашему языку нужен, ассимилируется и подчинится законам русского произношения.

То есть бороться с заимствованиями бессмысленно? 

Отвечая на этот вопрос, доктор филологических наук привела пример из жизни составителя самого большого словаря русского языка: «Вы знаете, как Владимир Иванович Даль боролся с заимствованиями?! Они его очень раздражали, ему казалось, что если придумать удачный русский синоним, то можно перекрыть дорогу иностранным словам. Но когда он писал в своем словаре вместо слова “атмосфера” — “колоземица”, а вместо “гимнастика” — “ловкосилие”, вряд ли можно было надеяться, что это приживется. Все искусственное в языке приживается с большим трудом. Язык живет своей жизнью, и мы всего лишь наблюдатели, а не руководители этого процесса». 

На Западе люди, которые стремятся занять высокие посты, нередко нанимают преподавателей, ставят себе речь, произношение. 

В Англии, если гражданин не обладает оксфордским или кембриджским произношением, он не сможет сделать государственной карьеры. В России же подобное мало кого интересует. Уважение к речи должно воспитывать государство. Однако в последнее время объявления о вакансиях содержат требование «хорошего владения русским языком» помимо навыков работы с персональным компьютером, приятной внешности и знаний иностранного языка. Это уже некоторый плюс.

Какие еще метки ставит на человеке его речь? 

По речи можно судить о сфере деятельности человека. Например, профессиональный жаргон, так сказать, обособляет конкретную группу людей: «Астрономы называют себя “астрóномы”, врачи говорят “áлкоголь” и “наркомани́я” — и считают это единственным возможным вариантом. Такие варианты фиксируются в словаре с пометой “в профессиональной речи возможно”. Даже образованные и культурные люди часто вынуждены говорить так же, чтобы провести границу между “своими” и “чужими”. Мы нередко наблюдаем это явление, например, в крупных компаниях. Однако отличить профессиональный вариант от просторечного возможно не всегда. Скажем, кто говорит “шоферá” — водители или малокультурные люди? А “возбýжденный” и “осýжденный”? Хотя я каждый день слышу эти варианты по телевизору, в нашем словаре они сопровождены пометой “неправильно”». 

Мария Леонидовна приводит интересный пример того, что речь иллюстрирует культуру и образование человека: «В замечательной книжке Корнея Ивановича Чуковского “Живой как жизнь” есть такая зарисовка. Автор отдыхает в доме отдыха и каждый день ходит на пляж. Рядом с ним лежит потрясающей красоты женщина, и он день за днем любуется каждым ее движением, каждым жестом, улыбкой. Но однажды красавица открывает рот и говорит: “Ну и взопрела я на этом пляжу!”. Так что можно носить одеж­ду самых дорогих брендов, сделать замечательный макияж, а рот откроете — и все встанет на свои места. Переиначивая поговорку, можно сказать: по одежке встречают, по речи провожают». 

Раньше наряду с дикторами артисты считались носителями литературной нормы. А как обстоит дело сегодня? 

Мария Леонидовна соглашается, что раньше действительно было вполне понятно, на кого нужно было ориентироваться в плане литературной нормы. То были «актеры, особенно МХАТа, Малого театра, дикторы радио и телевидения и вообще образованные люди». Сегодня уже не приходится говорить, что представители театра и СМИ являются носителями эталона. Да и слово «образованный» вовсе не означает «культурный». Теперь люди с одним или несколькими высшими образованиями далеко не всегда имеют моральный статус «культурного» человека. А интеллигенты составляют тонкую и социально изменчивую прослойку.

Что можно считать основными показателями культурной речи? 

На первый план Мария Леонидовна, как и следовало ожидать, поставила соблюдение норм языка. А норма, помимо прочего, включает в себя интонацию. В наше время «модной» является английская интонация, хотя русское ухо все же привыкло к русским канонам: «В русском языке в конце законченного повествовательного предложения тон в большинстве случаев должен идти вниз, сегодня же часто слышишь, что он идет вверх, — и для слушателя это сигнал о том, что предложение не закончено, смысл не исчерпан и дальше будет еще что-то. Слушатель ждет — а его обманывают». Помимо соблюдения строгих норм, есть еще один важнейший показатель культурной речи – это ее богатство. Она должна быть разнообразной, а не просто отвечающей требованиям четко выстроенной системы: «Можно соблюдать нормы и при этом говорить короткими предложениями из трех слов: “солнышко светит ярко”, “на перемене открыли окно”». В-третьих, речь должна быть яркой, экспрессивной, эмоциональной, а не банальной. 

В конце интервью был задан практический вопрос: какие предлоги следует использовать со словом «Украина»? 

Здесь стоит привести полный ответ доктора филологических наук: «Это политический вопрос, и мой ответ, боюсь, политикам не понравится. Писать и говорить надо по законам русского языка: «на Украине», «с Украины». Эта литературная норма — результат исторического развития языка на протяжении долгого времени. Сочетаемость предлогов «в» и «на» с определенными словами объясняется исключительно традицией: «в школе», «в институте», «в аптеке», но «на работе», «на почте», «на курорте» и т.д. Литературная норма не может измениться по команде из-за каких-либо политических процессов. И я не думаю, что ради политики надо коверкать язык».

Шаги заказа


  • 1.

    Отправьте заявку на оценку нашим менеджерам

  • 2.

    Наш менеджер рассчитает и сообщит стоимость

  • 3.

    Оплатите заказ любым удобным для вас способом

  • 4.

    Получите готовый перевод по e-mail

Шаги заказа


  • 1.

    Отправьте заявку на оценку нашим менеджерам

  • 2.

    Наш менеджер рассчитает и сообщит стоимость

  • 3.

    Оплатите заказ любым удобным для вас способом

  • 4.

    Получите готовый перевод по e-mail

Бюро переводов в Екатеринбурге

Бюро переводов «Прима Виста» — одна из крупнейших переводческих компаний РФ, предоставляющая весь спектр услуг перевода корпоративным и частным клиентам. Наша компания по праву может считаться одним из основоположников коммерческого перевода в России.

«Прима Виста» — это компания, для которой высокое качество услуг и сервиса является главным приоритетом. Все производственные и бизнес-процессы в компании безупречно отлажены, что подтверждено сертификатом международного стандарта качества ISO 9001:2008.

Представительство нашего бюро переводов в Екатеринбурге оказывает все виды переводческих услуг: устный перевод, нотариальный перевод, перевод личных документов, технический перевод и многое другое. Наши переводчики работают работает с текстами в любой сфере знания и деятельности, включая тематические и специальные переводы (технический, медицинский и так далее). Переводчики «Прима Виста»  могут выполнять перевод с более чем 120 иностранных языков.

Нам доверяют компании с мировым именем, и мы делаем все, чтобы оправдать это доверие и превзойти ожидания наших клиентов.  Мы декларируем, что в сфере переводов для нас мало невозможного, и мы приглашаем вас убедиться в этом!

Заказать перевод


Письменный перевод

Письменные переводы - основное направление работы нашего бюро переводов. Мы занимаемся этим свыше 15 лет и делаем ...

Устный перевод

Данный вид перевода требует от специалистов локализации всех умений, высокой скорости принятия решений, глубокого ...

Нотариальный перевод

Профессиональные переводчики нашего бюро переведут любые экономические, финансовые или юридические документы, ...

 

Статьи

На рынке переводов востребованы переводчики-универсалы

Сколько бы профильные специалисты и эксперты ни твердили о важности узкой специализации переводчика для обеспечения максимального качества перевода, рынок диктует свои условия

Нужны ли черные списки работодателей в переводческом бизнесе?

Во многих сообществах переводчиков, в первую очередь фрилансеров, активно обсуждается необходимость составления черных списков недобросовестных работодателей, которые задерживают выплату гонораров переводчикам, отказываются выплачивать гонорар

Смотреть все

Наши клиенты

По одежке встречают, по речи провожают. Бюро переводов Prima Vista

По одежке встречают, по речи провожают

По материалам сайта hbr-russia.ru, подготовлено бюро переводов Prima Vista в Екатеринбурге

В прошлом году увидел свет новый «Большой орфоэпический словарь русского языка», представляющий недавно принятую норму литературного произношения, отличную от практиковавшейся ранее. Именно этот факт вызвал бурю эмоций и недовольства среди образованной части населения. Заместитель директора по научной работе и заведующая отделом фонетики Института русского языка им. В.В. Виноградова РАН, доктор филологических наук Мария Леонидовна Каленчук в интервью журнала по менеджменту «Harvard Business Review – Россия» коснулась таких основополагающих в лингвистике вопросов, как «что такое норма?» и «как происходят изменения в языке?».

Как часто изменение языка требует переиздания словарей?
Мария Леонидовна объясняет, что в лингвистике считается, что смена языковой нормы происходит каждые 25 лет. Недавно изданный вариант орфоэпического словаря готовили к публикации 15 лет. Предшествующая версия была издана почти 50 лет назад. За такой промежуток времени меняется несколько поколений, у каждого из которых были свои особенности произношения. Есть такое понятие, как фонетические «отцы» и «дети», т.е. старшая и младшая нормы, необходимые лингвистам для описания произношения. Так вот, для создания последнего орфоэпического словаря понадобились даже фонетические «внуки», поскольку люди стали жить дольше.

Кто принимает решение по узакониванию нормы?  

Что касается орфографии, решение принимает Орфографическая комиссия РАН, в которую входят самые авторитетные лингвисты. Мария Леонидовна приводит пример с написанием слов «интернет» и «рунет». На последнем заседании Комиссия разрешила писать их с маленькой буквы, поскольку сейчас уже мало кто воспринимает эти слова как названия конкретной сети, теперь это только тип связи. А в такой сфере, как орфоэпия, вердикт выносят ученые-­лингвисты, авторы словарей. Для того, чтобы принять решение в этой области, требуется проведение социоязыковых исследований и изучение статистики.

Норма идет за узусом, то есть за массовым употреблением? 

Норма не может идти за узусом, поскольку в таком случае ученые начали бы рекомендовать такие формы как «шóфер» или «жáлюзи» только потому, что так говорит большинство или хотя бы половина населения. Есть прекрасная мысль: «Ошибка не перестает быть ошибкой, даже будучи широко распространенной». Так что норма – это то, что не противоречит внутреннему закону языка. К примеру, современная молодежь, которой не терпится продемонстрировать всем окружающим знание английского языка, вполне осознанно и нарочито озвончает конечные согласные в словах «имидж», «паб», «смог», «блог», потому что в английском это норма. А в русском – нет.

Если норма не идет за узусом, можно ли заставить узус идти за нормой? 

Норме можно научить только на уровне правописания, но не произношения. Даже под угрозой расстрела люди не начнут произносить слова определенным образом (если, конечно, это не специалисты). На эту тему Мария Леонидовна рассказывает анекдот: «Мужчину, у которого была большая борода, однажды спросили, что он делает с ней, когда спит: кладет под одеяло или на одеяло? Через две недели мужчина умер от бессонницы, пытаясь понять, куда он кладет бороду во время сна. То же самое с произношением. Мы обычно сознательно не контролируем произносительную сторону речи. Мы задумываемся о том, как правильно говорить, только в каких-то “болевых” точках вроде “звóнишь — звони́шь”».

Не опасен ли для русского языка поток заимствований сегодня?

По истории можно проследить, что в русском языке было несколько волн заимствований. Каждая из них была обусловлена причинами социальными, а не языковыми. Поток заимствований из немецкого и голландского языков был зафиксирован в период правления Петра Великого. В XIX в. русский обогатился французскими словами. По мнению Марии Леонидовны, язык – такая система, которая сама способна защитить себя от лишнего навязчивого влияния извне. Через какое-то время то, что теперь кажется возмутительным перенятием иностранного, либо будет вытеснено, либо, если современный пласт заимствований нашему языку нужен, ассимилируется и подчинится законам русского произношения.

То есть бороться с заимствованиями бессмысленно? 

Отвечая на этот вопрос, доктор филологических наук привела пример из жизни составителя самого большого словаря русского языка: «Вы знаете, как Владимир Иванович Даль боролся с заимствованиями?! Они его очень раздражали, ему казалось, что если придумать удачный русский синоним, то можно перекрыть дорогу иностранным словам. Но когда он писал в своем словаре вместо слова “атмосфера” — “колоземица”, а вместо “гимнастика” — “ловкосилие”, вряд ли можно было надеяться, что это приживется. Все искусственное в языке приживается с большим трудом. Язык живет своей жизнью, и мы всего лишь наблюдатели, а не руководители этого процесса». 

На Западе люди, которые стремятся занять высокие посты, нередко нанимают преподавателей, ставят себе речь, произношение. 

В Англии, если гражданин не обладает оксфордским или кембриджским произношением, он не сможет сделать государственной карьеры. В России же подобное мало кого интересует. Уважение к речи должно воспитывать государство. Однако в последнее время объявления о вакансиях содержат требование «хорошего владения русским языком» помимо навыков работы с персональным компьютером, приятной внешности и знаний иностранного языка. Это уже некоторый плюс.

Какие еще метки ставит на человеке его речь? 

По речи можно судить о сфере деятельности человека. Например, профессиональный жаргон, так сказать, обособляет конкретную группу людей: «Астрономы называют себя “астрóномы”, врачи говорят “áлкоголь” и “наркомани́я” — и считают это единственным возможным вариантом. Такие варианты фиксируются в словаре с пометой “в профессиональной речи возможно”. Даже образованные и культурные люди часто вынуждены говорить так же, чтобы провести границу между “своими” и “чужими”. Мы нередко наблюдаем это явление, например, в крупных компаниях. Однако отличить профессиональный вариант от просторечного возможно не всегда. Скажем, кто говорит “шоферá” — водители или малокультурные люди? А “возбýжденный” и “осýжденный”? Хотя я каждый день слышу эти варианты по телевизору, в нашем словаре они сопровождены пометой “неправильно”». 

Мария Леонидовна приводит интересный пример того, что речь иллюстрирует культуру и образование человека: «В замечательной книжке Корнея Ивановича Чуковского “Живой как жизнь” есть такая зарисовка. Автор отдыхает в доме отдыха и каждый день ходит на пляж. Рядом с ним лежит потрясающей красоты женщина, и он день за днем любуется каждым ее движением, каждым жестом, улыбкой. Но однажды красавица открывает рот и говорит: “Ну и взопрела я на этом пляжу!”. Так что можно носить одеж­ду самых дорогих брендов, сделать замечательный макияж, а рот откроете — и все встанет на свои места. Переиначивая поговорку, можно сказать: по одежке встречают, по речи провожают». 

Раньше наряду с дикторами артисты считались носителями литературной нормы. А как обстоит дело сегодня? 

Мария Леонидовна соглашается, что раньше действительно было вполне понятно, на кого нужно было ориентироваться в плане литературной нормы. То были «актеры, особенно МХАТа, Малого театра, дикторы радио и телевидения и вообще образованные люди». Сегодня уже не приходится говорить, что представители театра и СМИ являются носителями эталона. Да и слово «образованный» вовсе не означает «культурный». Теперь люди с одним или несколькими высшими образованиями далеко не всегда имеют моральный статус «культурного» человека. А интеллигенты составляют тонкую и социально изменчивую прослойку.

Что можно считать основными показателями культурной речи? 

На первый план Мария Леонидовна, как и следовало ожидать, поставила соблюдение норм языка. А норма, помимо прочего, включает в себя интонацию. В наше время «модной» является английская интонация, хотя русское ухо все же привыкло к русским канонам: «В русском языке в конце законченного повествовательного предложения тон в большинстве случаев должен идти вниз, сегодня же часто слышишь, что он идет вверх, — и для слушателя это сигнал о том, что предложение не закончено, смысл не исчерпан и дальше будет еще что-то. Слушатель ждет — а его обманывают». Помимо соблюдения строгих норм, есть еще один важнейший показатель культурной речи – это ее богатство. Она должна быть разнообразной, а не просто отвечающей требованиям четко выстроенной системы: «Можно соблюдать нормы и при этом говорить короткими предложениями из трех слов: “солнышко светит ярко”, “на перемене открыли окно”». В-третьих, речь должна быть яркой, экспрессивной, эмоциональной, а не банальной. 

В конце интервью был задан практический вопрос: какие предлоги следует использовать со словом «Украина»? 

Здесь стоит привести полный ответ доктора филологических наук: «Это политический вопрос, и мой ответ, боюсь, политикам не понравится. Писать и говорить надо по законам русского языка: «на Украине», «с Украины». Эта литературная норма — результат исторического развития языка на протяжении долгого времени. Сочетаемость предлогов «в» и «на» с определенными словами объясняется исключительно традицией: «в школе», «в институте», «в аптеке», но «на работе», «на почте», «на курорте» и т.д. Литературная норма не может измениться по команде из-за каких-либо политических процессов. И я не думаю, что ради политики надо коверкать язык».

Шаги заказа


  • 1.

    Отправьте заявку на оценку нашим менеджерам

  • 2.

    Наш менеджер рассчитает и сообщит стоимость

  • 3.

    Оплатите заказ любым удобным для вас способом

  • 4.

    Получите готовый перевод по e-mail

Шаги заказа


  • 1.

    Отправьте заявку на оценку нашим менеджерам

  • 2.

    Наш менеджер рассчитает и сообщит стоимость

  • 3.

    Оплатите заказ любым удобным для вас способом

  • 4.

    Получите готовый перевод по e-mail

Бюро переводов в Екатеринбурге

Бюро переводов «Прима Виста» — одна из крупнейших переводческих компаний РФ, предоставляющая весь спектр услуг перевода корпоративным и частным клиентам. Наша компания по праву может считаться одним из основоположников коммерческого перевода в России.

«Прима Виста» — это компания, для которой высокое качество услуг и сервиса является главным приоритетом. Все производственные и бизнес-процессы в компании безупречно отлажены, что подтверждено сертификатом международного стандарта качества ISO 9001:2008.

Представительство нашего бюро переводов в Екатеринбурге оказывает все виды переводческих услуг: устный перевод, нотариальный перевод, перевод личных документов, технический перевод и многое другое. Наши переводчики работают работает с текстами в любой сфере знания и деятельности, включая тематические и специальные переводы (технический, медицинский и так далее). Переводчики «Прима Виста»  могут выполнять перевод с более чем 120 иностранных языков.

Нам доверяют компании с мировым именем, и мы делаем все, чтобы оправдать это доверие и превзойти ожидания наших клиентов.  Мы декларируем, что в сфере переводов для нас мало невозможного, и мы приглашаем вас убедиться в этом!

Заказать перевод


Письменный перевод

Письменные переводы - основное направление работы нашего бюро переводов. Мы занимаемся этим свыше 15 лет и делаем ...

Устный перевод

Данный вид перевода требует от специалистов локализации всех умений, высокой скорости принятия решений, глубокого ...

Нотариальный перевод

Профессиональные переводчики нашего бюро переведут любые экономические, финансовые или юридические документы, ...

 

Статьи

На рынке переводов востребованы переводчики-универсалы

Сколько бы профильные специалисты и эксперты ни твердили о важности узкой специализации переводчика для обеспечения максимального качества перевода, рынок диктует свои условия

Нужны ли черные списки работодателей в переводческом бизнесе?

Во многих сообществах переводчиков, в первую очередь фрилансеров, активно обсуждается необходимость составления черных списков недобросовестных работодателей, которые задерживают выплату гонораров переводчикам, отказываются выплачивать гонорар

Смотреть все

Наши клиенты

По одежке встречают, по речи провожают. Бюро переводов Prima Vista

По одежке встречают, по речи провожают

По материалам сайта hbr-russia.ru, подготовлено бюро переводов Prima Vista в Екатеринбурге

В прошлом году увидел свет новый «Большой орфоэпический словарь русского языка», представляющий недавно принятую норму литературного произношения, отличную от практиковавшейся ранее. Именно этот факт вызвал бурю эмоций и недовольства среди образованной части населения. Заместитель директора по научной работе и заведующая отделом фонетики Института русского языка им. В.В. Виноградова РАН, доктор филологических наук Мария Леонидовна Каленчук в интервью журнала по менеджменту «Harvard Business Review – Россия» коснулась таких основополагающих в лингвистике вопросов, как «что такое норма?» и «как происходят изменения в языке?».

Как часто изменение языка требует переиздания словарей?
Мария Леонидовна объясняет, что в лингвистике считается, что смена языковой нормы происходит каждые 25 лет. Недавно изданный вариант орфоэпического словаря готовили к публикации 15 лет. Предшествующая версия была издана почти 50 лет назад. За такой промежуток времени меняется несколько поколений, у каждого из которых были свои особенности произношения. Есть такое понятие, как фонетические «отцы» и «дети», т.е. старшая и младшая нормы, необходимые лингвистам для описания произношения. Так вот, для создания последнего орфоэпического словаря понадобились даже фонетические «внуки», поскольку люди стали жить дольше.

Кто принимает решение по узакониванию нормы?  

Что касается орфографии, решение принимает Орфографическая комиссия РАН, в которую входят самые авторитетные лингвисты. Мария Леонидовна приводит пример с написанием слов «интернет» и «рунет». На последнем заседании Комиссия разрешила писать их с маленькой буквы, поскольку сейчас уже мало кто воспринимает эти слова как названия конкретной сети, теперь это только тип связи. А в такой сфере, как орфоэпия, вердикт выносят ученые-­лингвисты, авторы словарей. Для того, чтобы принять решение в этой области, требуется проведение социоязыковых исследований и изучение статистики.

Норма идет за узусом, то есть за массовым употреблением? 

Норма не может идти за узусом, поскольку в таком случае ученые начали бы рекомендовать такие формы как «шóфер» или «жáлюзи» только потому, что так говорит большинство или хотя бы половина населения. Есть прекрасная мысль: «Ошибка не перестает быть ошибкой, даже будучи широко распространенной». Так что норма – это то, что не противоречит внутреннему закону языка. К примеру, современная молодежь, которой не терпится продемонстрировать всем окружающим знание английского языка, вполне осознанно и нарочито озвончает конечные согласные в словах «имидж», «паб», «смог», «блог», потому что в английском это норма. А в русском – нет.

Если норма не идет за узусом, можно ли заставить узус идти за нормой? 

Норме можно научить только на уровне правописания, но не произношения. Даже под угрозой расстрела люди не начнут произносить слова определенным образом (если, конечно, это не специалисты). На эту тему Мария Леонидовна рассказывает анекдот: «Мужчину, у которого была большая борода, однажды спросили, что он делает с ней, когда спит: кладет под одеяло или на одеяло? Через две недели мужчина умер от бессонницы, пытаясь понять, куда он кладет бороду во время сна. То же самое с произношением. Мы обычно сознательно не контролируем произносительную сторону речи. Мы задумываемся о том, как правильно говорить, только в каких-то “болевых” точках вроде “звóнишь — звони́шь”».

Не опасен ли для русского языка поток заимствований сегодня?

По истории можно проследить, что в русском языке было несколько волн заимствований. Каждая из них была обусловлена причинами социальными, а не языковыми. Поток заимствований из немецкого и голландского языков был зафиксирован в период правления Петра Великого. В XIX в. русский обогатился французскими словами. По мнению Марии Леонидовны, язык – такая система, которая сама способна защитить себя от лишнего навязчивого влияния извне. Через какое-то время то, что теперь кажется возмутительным перенятием иностранного, либо будет вытеснено, либо, если современный пласт заимствований нашему языку нужен, ассимилируется и подчинится законам русского произношения.

То есть бороться с заимствованиями бессмысленно? 

Отвечая на этот вопрос, доктор филологических наук привела пример из жизни составителя самого большого словаря русского языка: «Вы знаете, как Владимир Иванович Даль боролся с заимствованиями?! Они его очень раздражали, ему казалось, что если придумать удачный русский синоним, то можно перекрыть дорогу иностранным словам. Но когда он писал в своем словаре вместо слова “атмосфера” — “колоземица”, а вместо “гимнастика” — “ловкосилие”, вряд ли можно было надеяться, что это приживется. Все искусственное в языке приживается с большим трудом. Язык живет своей жизнью, и мы всего лишь наблюдатели, а не руководители этого процесса». 

На Западе люди, которые стремятся занять высокие посты, нередко нанимают преподавателей, ставят себе речь, произношение. 

В Англии, если гражданин не обладает оксфордским или кембриджским произношением, он не сможет сделать государственной карьеры. В России же подобное мало кого интересует. Уважение к речи должно воспитывать государство. Однако в последнее время объявления о вакансиях содержат требование «хорошего владения русским языком» помимо навыков работы с персональным компьютером, приятной внешности и знаний иностранного языка. Это уже некоторый плюс.

Какие еще метки ставит на человеке его речь? 

По речи можно судить о сфере деятельности человека. Например, профессиональный жаргон, так сказать, обособляет конкретную группу людей: «Астрономы называют себя “астрóномы”, врачи говорят “áлкоголь” и “наркомани́я” — и считают это единственным возможным вариантом. Такие варианты фиксируются в словаре с пометой “в профессиональной речи возможно”. Даже образованные и культурные люди часто вынуждены говорить так же, чтобы провести границу между “своими” и “чужими”. Мы нередко наблюдаем это явление, например, в крупных компаниях. Однако отличить профессиональный вариант от просторечного возможно не всегда. Скажем, кто говорит “шоферá” — водители или малокультурные люди? А “возбýжденный” и “осýжденный”? Хотя я каждый день слышу эти варианты по телевизору, в нашем словаре они сопровождены пометой “неправильно”». 

Мария Леонидовна приводит интересный пример того, что речь иллюстрирует культуру и образование человека: «В замечательной книжке Корнея Ивановича Чуковского “Живой как жизнь” есть такая зарисовка. Автор отдыхает в доме отдыха и каждый день ходит на пляж. Рядом с ним лежит потрясающей красоты женщина, и он день за днем любуется каждым ее движением, каждым жестом, улыбкой. Но однажды красавица открывает рот и говорит: “Ну и взопрела я на этом пляжу!”. Так что можно носить одеж­ду самых дорогих брендов, сделать замечательный макияж, а рот откроете — и все встанет на свои места. Переиначивая поговорку, можно сказать: по одежке встречают, по речи провожают». 

Раньше наряду с дикторами артисты считались носителями литературной нормы. А как обстоит дело сегодня? 

Мария Леонидовна соглашается, что раньше действительно было вполне понятно, на кого нужно было ориентироваться в плане литературной нормы. То были «актеры, особенно МХАТа, Малого театра, дикторы радио и телевидения и вообще образованные люди». Сегодня уже не приходится говорить, что представители театра и СМИ являются носителями эталона. Да и слово «образованный» вовсе не означает «культурный». Теперь люди с одним или несколькими высшими образованиями далеко не всегда имеют моральный статус «культурного» человека. А интеллигенты составляют тонкую и социально изменчивую прослойку.

Что можно считать основными показателями культурной речи? 

На первый план Мария Леонидовна, как и следовало ожидать, поставила соблюдение норм языка. А норма, помимо прочего, включает в себя интонацию. В наше время «модной» является английская интонация, хотя русское ухо все же привыкло к русским канонам: «В русском языке в конце законченного повествовательного предложения тон в большинстве случаев должен идти вниз, сегодня же часто слышишь, что он идет вверх, — и для слушателя это сигнал о том, что предложение не закончено, смысл не исчерпан и дальше будет еще что-то. Слушатель ждет — а его обманывают». Помимо соблюдения строгих норм, есть еще один важнейший показатель культурной речи – это ее богатство. Она должна быть разнообразной, а не просто отвечающей требованиям четко выстроенной системы: «Можно соблюдать нормы и при этом говорить короткими предложениями из трех слов: “солнышко светит ярко”, “на перемене открыли окно”». В-третьих, речь должна быть яркой, экспрессивной, эмоциональной, а не банальной. 

В конце интервью был задан практический вопрос: какие предлоги следует использовать со словом «Украина»? 

Здесь стоит привести полный ответ доктора филологических наук: «Это политический вопрос, и мой ответ, боюсь, политикам не понравится. Писать и говорить надо по законам русского языка: «на Украине», «с Украины». Эта литературная норма — результат исторического развития языка на протяжении долгого времени. Сочетаемость предлогов «в» и «на» с определенными словами объясняется исключительно традицией: «в школе», «в институте», «в аптеке», но «на работе», «на почте», «на курорте» и т.д. Литературная норма не может измениться по команде из-за каких-либо политических процессов. И я не думаю, что ради политики надо коверкать язык».

Шаги заказа


  • 1.

    Отправьте заявку на оценку нашим менеджерам

  • 2.

    Наш менеджер рассчитает и сообщит стоимость

  • 3.

    Оплатите заказ любым удобным для вас способом

  • 4.

    Получите готовый перевод по e-mail

Шаги заказа


  • 1.

    Отправьте заявку на оценку нашим менеджерам

  • 2.

    Наш менеджер рассчитает и сообщит стоимость

  • 3.

    Оплатите заказ любым удобным для вас способом

  • 4.

    Получите готовый перевод по e-mail

Бюро переводов в Екатеринбурге

Бюро переводов «Прима Виста» — одна из крупнейших переводческих компаний РФ, предоставляющая весь спектр услуг перевода корпоративным и частным клиентам. Наша компания по праву может считаться одним из основоположников коммерческого перевода в России.

«Прима Виста» — это компания, для которой высокое качество услуг и сервиса является главным приоритетом. Все производственные и бизнес-процессы в компании безупречно отлажены, что подтверждено сертификатом международного стандарта качества ISO 9001:2008.

Представительство нашего бюро переводов в Екатеринбурге оказывает все виды переводческих услуг: устный перевод, нотариальный перевод, перевод личных документов, технический перевод и многое другое. Наши переводчики работают работает с текстами в любой сфере знания и деятельности, включая тематические и специальные переводы (технический, медицинский и так далее). Переводчики «Прима Виста»  могут выполнять перевод с более чем 120 иностранных языков.

Нам доверяют компании с мировым именем, и мы делаем все, чтобы оправдать это доверие и превзойти ожидания наших клиентов.  Мы декларируем, что в сфере переводов для нас мало невозможного, и мы приглашаем вас убедиться в этом!

Заказать перевод


Письменный перевод

Письменные переводы - основное направление работы нашего бюро переводов. Мы занимаемся этим свыше 15 лет и делаем ...

Устный перевод

Данный вид перевода требует от специалистов локализации всех умений, высокой скорости принятия решений, глубокого ...

Нотариальный перевод

Профессиональные переводчики нашего бюро переведут любые экономические, финансовые или юридические документы, ...

 

Статьи

На рынке переводов востребованы переводчики-универсалы

Сколько бы профильные специалисты и эксперты ни твердили о важности узкой специализации переводчика для обеспечения максимального качества перевода, рынок диктует свои условия

Нужны ли черные списки работодателей в переводческом бизнесе?

Во многих сообществах переводчиков, в первую очередь фрилансеров, активно обсуждается необходимость составления черных списков недобросовестных работодателей, которые задерживают выплату гонораров переводчикам, отказываются выплачивать гонорар

Смотреть все

Наши клиенты

По одежке встречают, по речи провожают. Бюро переводов Prima Vista

По одежке встречают, по речи провожают

По материалам сайта hbr-russia.ru, подготовлено бюро переводов Prima Vista в Екатеринбурге

В прошлом году увидел свет новый «Большой орфоэпический словарь русского языка», представляющий недавно принятую норму литературного произношения, отличную от практиковавшейся ранее. Именно этот факт вызвал бурю эмоций и недовольства среди образованной части населения. Заместитель директора по научной работе и заведующая отделом фонетики Института русского языка им. В.В. Виноградова РАН, доктор филологических наук Мария Леонидовна Каленчук в интервью журнала по менеджменту «Harvard Business Review – Россия» коснулась таких основополагающих в лингвистике вопросов, как «что такое норма?» и «как происходят изменения в языке?».

Как часто изменение языка требует переиздания словарей?
Мария Леонидовна объясняет, что в лингвистике считается, что смена языковой нормы происходит каждые 25 лет. Недавно изданный вариант орфоэпического словаря готовили к публикации 15 лет. Предшествующая версия была издана почти 50 лет назад. За такой промежуток времени меняется несколько поколений, у каждого из которых были свои особенности произношения. Есть такое понятие, как фонетические «отцы» и «дети», т.е. старшая и младшая нормы, необходимые лингвистам для описания произношения. Так вот, для создания последнего орфоэпического словаря понадобились даже фонетические «внуки», поскольку люди стали жить дольше.

Кто принимает решение по узакониванию нормы?  

Что касается орфографии, решение принимает Орфографическая комиссия РАН, в которую входят самые авторитетные лингвисты. Мария Леонидовна приводит пример с написанием слов «интернет» и «рунет». На последнем заседании Комиссия разрешила писать их с маленькой буквы, поскольку сейчас уже мало кто воспринимает эти слова как названия конкретной сети, теперь это только тип связи. А в такой сфере, как орфоэпия, вердикт выносят ученые-­лингвисты, авторы словарей. Для того, чтобы принять решение в этой области, требуется проведение социоязыковых исследований и изучение статистики.

Норма идет за узусом, то есть за массовым употреблением? 

Норма не может идти за узусом, поскольку в таком случае ученые начали бы рекомендовать такие формы как «шóфер» или «жáлюзи» только потому, что так говорит большинство или хотя бы половина населения. Есть прекрасная мысль: «Ошибка не перестает быть ошибкой, даже будучи широко распространенной». Так что норма – это то, что не противоречит внутреннему закону языка. К примеру, современная молодежь, которой не терпится продемонстрировать всем окружающим знание английского языка, вполне осознанно и нарочито озвончает конечные согласные в словах «имидж», «паб», «смог», «блог», потому что в английском это норма. А в русском – нет.

Если норма не идет за узусом, можно ли заставить узус идти за нормой? 

Норме можно научить только на уровне правописания, но не произношения. Даже под угрозой расстрела люди не начнут произносить слова определенным образом (если, конечно, это не специалисты). На эту тему Мария Леонидовна рассказывает анекдот: «Мужчину, у которого была большая борода, однажды спросили, что он делает с ней, когда спит: кладет под одеяло или на одеяло? Через две недели мужчина умер от бессонницы, пытаясь понять, куда он кладет бороду во время сна. То же самое с произношением. Мы обычно сознательно не контролируем произносительную сторону речи. Мы задумываемся о том, как правильно говорить, только в каких-то “болевых” точках вроде “звóнишь — звони́шь”».

Не опасен ли для русского языка поток заимствований сегодня?

По истории можно проследить, что в русском языке было несколько волн заимствований. Каждая из них была обусловлена причинами социальными, а не языковыми. Поток заимствований из немецкого и голландского языков был зафиксирован в период правления Петра Великого. В XIX в. русский обогатился французскими словами. По мнению Марии Леонидовны, язык – такая система, которая сама способна защитить себя от лишнего навязчивого влияния извне. Через какое-то время то, что теперь кажется возмутительным перенятием иностранного, либо будет вытеснено, либо, если современный пласт заимствований нашему языку нужен, ассимилируется и подчинится законам русского произношения.

То есть бороться с заимствованиями бессмысленно? 

Отвечая на этот вопрос, доктор филологических наук привела пример из жизни составителя самого большого словаря русского языка: «Вы знаете, как Владимир Иванович Даль боролся с заимствованиями?! Они его очень раздражали, ему казалось, что если придумать удачный русский синоним, то можно перекрыть дорогу иностранным словам. Но когда он писал в своем словаре вместо слова “атмосфера” — “колоземица”, а вместо “гимнастика” — “ловкосилие”, вряд ли можно было надеяться, что это приживется. Все искусственное в языке приживается с большим трудом. Язык живет своей жизнью, и мы всего лишь наблюдатели, а не руководители этого процесса». 

На Западе люди, которые стремятся занять высокие посты, нередко нанимают преподавателей, ставят себе речь, произношение. 

В Англии, если гражданин не обладает оксфордским или кембриджским произношением, он не сможет сделать государственной карьеры. В России же подобное мало кого интересует. Уважение к речи должно воспитывать государство. Однако в последнее время объявления о вакансиях содержат требование «хорошего владения русским языком» помимо навыков работы с персональным компьютером, приятной внешности и знаний иностранного языка. Это уже некоторый плюс.

Какие еще метки ставит на человеке его речь? 

По речи можно судить о сфере деятельности человека. Например, профессиональный жаргон, так сказать, обособляет конкретную группу людей: «Астрономы называют себя “астрóномы”, врачи говорят “áлкоголь” и “наркомани́я” — и считают это единственным возможным вариантом. Такие варианты фиксируются в словаре с пометой “в профессиональной речи возможно”. Даже образованные и культурные люди часто вынуждены говорить так же, чтобы провести границу между “своими” и “чужими”. Мы нередко наблюдаем это явление, например, в крупных компаниях. Однако отличить профессиональный вариант от просторечного возможно не всегда. Скажем, кто говорит “шоферá” — водители или малокультурные люди? А “возбýжденный” и “осýжденный”? Хотя я каждый день слышу эти варианты по телевизору, в нашем словаре они сопровождены пометой “неправильно”». 

Мария Леонидовна приводит интересный пример того, что речь иллюстрирует культуру и образование человека: «В замечательной книжке Корнея Ивановича Чуковского “Живой как жизнь” есть такая зарисовка. Автор отдыхает в доме отдыха и каждый день ходит на пляж. Рядом с ним лежит потрясающей красоты женщина, и он день за днем любуется каждым ее движением, каждым жестом, улыбкой. Но однажды красавица открывает рот и говорит: “Ну и взопрела я на этом пляжу!”. Так что можно носить одеж­ду самых дорогих брендов, сделать замечательный макияж, а рот откроете — и все встанет на свои места. Переиначивая поговорку, можно сказать: по одежке встречают, по речи провожают». 

Раньше наряду с дикторами артисты считались носителями литературной нормы. А как обстоит дело сегодня? 

Мария Леонидовна соглашается, что раньше действительно было вполне понятно, на кого нужно было ориентироваться в плане литературной нормы. То были «актеры, особенно МХАТа, Малого театра, дикторы радио и телевидения и вообще образованные люди». Сегодня уже не приходится говорить, что представители театра и СМИ являются носителями эталона. Да и слово «образованный» вовсе не означает «культурный». Теперь люди с одним или несколькими высшими образованиями далеко не всегда имеют моральный статус «культурного» человека. А интеллигенты составляют тонкую и социально изменчивую прослойку.

Что можно считать основными показателями культурной речи? 

На первый план Мария Леонидовна, как и следовало ожидать, поставила соблюдение норм языка. А норма, помимо прочего, включает в себя интонацию. В наше время «модной» является английская интонация, хотя русское ухо все же привыкло к русским канонам: «В русском языке в конце законченного повествовательного предложения тон в большинстве случаев должен идти вниз, сегодня же часто слышишь, что он идет вверх, — и для слушателя это сигнал о том, что предложение не закончено, смысл не исчерпан и дальше будет еще что-то. Слушатель ждет — а его обманывают». Помимо соблюдения строгих норм, есть еще один важнейший показатель культурной речи – это ее богатство. Она должна быть разнообразной, а не просто отвечающей требованиям четко выстроенной системы: «Можно соблюдать нормы и при этом говорить короткими предложениями из трех слов: “солнышко светит ярко”, “на перемене открыли окно”». В-третьих, речь должна быть яркой, экспрессивной, эмоциональной, а не банальной. 

В конце интервью был задан практический вопрос: какие предлоги следует использовать со словом «Украина»? 

Здесь стоит привести полный ответ доктора филологических наук: «Это политический вопрос, и мой ответ, боюсь, политикам не понравится. Писать и говорить надо по законам русского языка: «на Украине», «с Украины». Эта литературная норма — результат исторического развития языка на протяжении долгого времени. Сочетаемость предлогов «в» и «на» с определенными словами объясняется исключительно традицией: «в школе», «в институте», «в аптеке», но «на работе», «на почте», «на курорте» и т.д. Литературная норма не может измениться по команде из-за каких-либо политических процессов. И я не думаю, что ради политики надо коверкать язык».

Шаги заказа


  • 1.

    Отправьте заявку на оценку нашим менеджерам

  • 2.

    Наш менеджер рассчитает и сообщит стоимость

  • 3.

    Оплатите заказ любым удобным для вас способом

  • 4.

    Получите готовый перевод по e-mail

Шаги заказа


  • 1.

    Отправьте заявку на оценку нашим менеджерам

  • 2.

    Наш менеджер рассчитает и сообщит стоимость

  • 3.

    Оплатите заказ любым удобным для вас способом

  • 4.

    Получите готовый перевод по e-mail

Бюро переводов в Екатеринбурге

Бюро переводов «Прима Виста» — одна из крупнейших переводческих компаний РФ, предоставляющая весь спектр услуг перевода корпоративным и частным клиентам. Наша компания по праву может считаться одним из основоположников коммерческого перевода в России.

«Прима Виста» — это компания, для которой высокое качество услуг и сервиса является главным приоритетом. Все производственные и бизнес-процессы в компании безупречно отлажены, что подтверждено сертификатом международного стандарта качества ISO 9001:2008.

Представительство нашего бюро переводов в Екатеринбурге оказывает все виды переводческих услуг: устный перевод, нотариальный перевод, перевод личных документов, технический перевод и многое другое. Наши переводчики работают работает с текстами в любой сфере знания и деятельности, включая тематические и специальные переводы (технический, медицинский и так далее). Переводчики «Прима Виста»  могут выполнять перевод с более чем 120 иностранных языков.

Нам доверяют компании с мировым именем, и мы делаем все, чтобы оправдать это доверие и превзойти ожидания наших клиентов.  Мы декларируем, что в сфере переводов для нас мало невозможного, и мы приглашаем вас убедиться в этом!

Заказать перевод


Письменный перевод

Письменные переводы - основное направление работы нашего бюро переводов. Мы занимаемся этим свыше 15 лет и делаем ...

Устный перевод

Данный вид перевода требует от специалистов локализации всех умений, высокой скорости принятия решений, глубокого ...

Нотариальный перевод

Профессиональные переводчики нашего бюро переведут любые экономические, финансовые или юридические документы, ...

 

Статьи

На рынке переводов востребованы переводчики-универсалы

Сколько бы профильные специалисты и эксперты ни твердили о важности узкой специализации переводчика для обеспечения максимального качества перевода, рынок диктует свои условия

Нужны ли черные списки работодателей в переводческом бизнесе?

Во многих сообществах переводчиков, в первую очередь фрилансеров, активно обсуждается необходимость составления черных списков недобросовестных работодателей, которые задерживают выплату гонораров переводчикам, отказываются выплачивать гонорар

Смотреть все

Наши клиенты

[*longtitle*]

По одежке встречают, по речи провожают

По материалам сайта hbr-russia.ru, подготовлено бюро переводов Prima Vista в Екатеринбурге

В прошлом году увидел свет новый «Большой орфоэпический словарь русского языка», представляющий недавно принятую норму литературного произношения, отличную от практиковавшейся ранее. Именно этот факт вызвал бурю эмоций и недовольства среди образованной части населения. Заместитель директора по научной работе и заведующая отделом фонетики Института русского языка им. В.В. Виноградова РАН, доктор филологических наук Мария Леонидовна Каленчук в интервью журнала по менеджменту «Harvard Business Review – Россия» коснулась таких основополагающих в лингвистике вопросов, как «что такое норма?» и «как происходят изменения в языке?».

Как часто изменение языка требует переиздания словарей?
Мария Леонидовна объясняет, что в лингвистике считается, что смена языковой нормы происходит каждые 25 лет. Недавно изданный вариант орфоэпического словаря готовили к публикации 15 лет. Предшествующая версия была издана почти 50 лет назад. За такой промежуток времени меняется несколько поколений, у каждого из которых были свои особенности произношения. Есть такое понятие, как фонетические «отцы» и «дети», т.е. старшая и младшая нормы, необходимые лингвистам для описания произношения. Так вот, для создания последнего орфоэпического словаря понадобились даже фонетические «внуки», поскольку люди стали жить дольше.

Кто принимает решение по узакониванию нормы?  

Что касается орфографии, решение принимает Орфографическая комиссия РАН, в которую входят самые авторитетные лингвисты. Мария Леонидовна приводит пример с написанием слов «интернет» и «рунет». На последнем заседании Комиссия разрешила писать их с маленькой буквы, поскольку сейчас уже мало кто воспринимает эти слова как названия конкретной сети, теперь это только тип связи. А в такой сфере, как орфоэпия, вердикт выносят ученые-­лингвисты, авторы словарей. Для того, чтобы принять решение в этой области, требуется проведение социоязыковых исследований и изучение статистики.

Норма идет за узусом, то есть за массовым употреблением? 

Норма не может идти за узусом, поскольку в таком случае ученые начали бы рекомендовать такие формы как «шóфер» или «жáлюзи» только потому, что так говорит большинство или хотя бы половина населения. Есть прекрасная мысль: «Ошибка не перестает быть ошибкой, даже будучи широко распространенной». Так что норма – это то, что не противоречит внутреннему закону языка. К примеру, современная молодежь, которой не терпится продемонстрировать всем окружающим знание английского языка, вполне осознанно и нарочито озвончает конечные согласные в словах «имидж», «паб», «смог», «блог», потому что в английском это норма. А в русском – нет.

Если норма не идет за узусом, можно ли заставить узус идти за нормой? 

Норме можно научить только на уровне правописания, но не произношения. Даже под угрозой расстрела люди не начнут произносить слова определенным образом (если, конечно, это не специалисты). На эту тему Мария Леонидовна рассказывает анекдот: «Мужчину, у которого была большая борода, однажды спросили, что он делает с ней, когда спит: кладет под одеяло или на одеяло? Через две недели мужчина умер от бессонницы, пытаясь понять, куда он кладет бороду во время сна. То же самое с произношением. Мы обычно сознательно не контролируем произносительную сторону речи. Мы задумываемся о том, как правильно говорить, только в каких-то “болевых” точках вроде “звóнишь — звони́шь”».

Не опасен ли для русского языка поток заимствований сегодня?

По истории можно проследить, что в русском языке было несколько волн заимствований. Каждая из них была обусловлена причинами социальными, а не языковыми. Поток заимствований из немецкого и голландского языков был зафиксирован в период правления Петра Великого. В XIX в. русский обогатился французскими словами. По мнению Марии Леонидовны, язык – такая система, которая сама способна защитить себя от лишнего навязчивого влияния извне. Через какое-то время то, что теперь кажется возмутительным перенятием иностранного, либо будет вытеснено, либо, если современный пласт заимствований нашему языку нужен, ассимилируется и подчинится законам русского произношения.

То есть бороться с заимствованиями бессмысленно? 

Отвечая на этот вопрос, доктор филологических наук привела пример из жизни составителя самого большого словаря русского языка: «Вы знаете, как Владимир Иванович Даль боролся с заимствованиями?! Они его очень раздражали, ему казалось, что если придумать удачный русский синоним, то можно перекрыть дорогу иностранным словам. Но когда он писал в своем словаре вместо слова “атмосфера” — “колоземица”, а вместо “гимнастика” — “ловкосилие”, вряд ли можно было надеяться, что это приживется. Все искусственное в языке приживается с большим трудом. Язык живет своей жизнью, и мы всего лишь наблюдатели, а не руководители этого процесса». 

На Западе люди, которые стремятся занять высокие посты, нередко нанимают преподавателей, ставят себе речь, произношение. 

В Англии, если гражданин не обладает оксфордским или кембриджским произношением, он не сможет сделать государственной карьеры. В России же подобное мало кого интересует. Уважение к речи должно воспитывать государство. Однако в последнее время объявления о вакансиях содержат требование «хорошего владения русским языком» помимо навыков работы с персональным компьютером, приятной внешности и знаний иностранного языка. Это уже некоторый плюс.

Какие еще метки ставит на человеке его речь? 

По речи можно судить о сфере деятельности человека. Например, профессиональный жаргон, так сказать, обособляет конкретную группу людей: «Астрономы называют себя “астрóномы”, врачи говорят “áлкоголь” и “наркомани́я” — и считают это единственным возможным вариантом. Такие варианты фиксируются в словаре с пометой “в профессиональной речи возможно”. Даже образованные и культурные люди часто вынуждены говорить так же, чтобы провести границу между “своими” и “чужими”. Мы нередко наблюдаем это явление, например, в крупных компаниях. Однако отличить профессиональный вариант от просторечного возможно не всегда. Скажем, кто говорит “шоферá” — водители или малокультурные люди? А “возбýжденный” и “осýжденный”? Хотя я каждый день слышу эти варианты по телевизору, в нашем словаре они сопровождены пометой “неправильно”». 

Мария Леонидовна приводит интересный пример того, что речь иллюстрирует культуру и образование человека: «В замечательной книжке Корнея Ивановича Чуковского “Живой как жизнь” есть такая зарисовка. Автор отдыхает в доме отдыха и каждый день ходит на пляж. Рядом с ним лежит потрясающей красоты женщина, и он день за днем любуется каждым ее движением, каждым жестом, улыбкой. Но однажды красавица открывает рот и говорит: “Ну и взопрела я на этом пляжу!”. Так что можно носить одеж­ду самых дорогих брендов, сделать замечательный макияж, а рот откроете — и все встанет на свои места. Переиначивая поговорку, можно сказать: по одежке встречают, по речи провожают». 

Раньше наряду с дикторами артисты считались носителями литературной нормы. А как обстоит дело сегодня? 

Мария Леонидовна соглашается, что раньше действительно было вполне понятно, на кого нужно было ориентироваться в плане литературной нормы. То были «актеры, особенно МХАТа, Малого театра, дикторы радио и телевидения и вообще образованные люди». Сегодня уже не приходится говорить, что представители театра и СМИ являются носителями эталона. Да и слово «образованный» вовсе не означает «культурный». Теперь люди с одним или несколькими высшими образованиями далеко не всегда имеют моральный статус «культурного» человека. А интеллигенты составляют тонкую и социально изменчивую прослойку.

Что можно считать основными показателями культурной речи? 

На первый план Мария Леонидовна, как и следовало ожидать, поставила соблюдение норм языка. А норма, помимо прочего, включает в себя интонацию. В наше время «модной» является английская интонация, хотя русское ухо все же привыкло к русским канонам: «В русском языке в конце законченного повествовательного предложения тон в большинстве случаев должен идти вниз, сегодня же часто слышишь, что он идет вверх, — и для слушателя это сигнал о том, что предложение не закончено, смысл не исчерпан и дальше будет еще что-то. Слушатель ждет — а его обманывают». Помимо соблюдения строгих норм, есть еще один важнейший показатель культурной речи – это ее богатство. Она должна быть разнообразной, а не просто отвечающей требованиям четко выстроенной системы: «Можно соблюдать нормы и при этом говорить короткими предложениями из трех слов: “солнышко светит ярко”, “на перемене открыли окно”». В-третьих, речь должна быть яркой, экспрессивной, эмоциональной, а не банальной. 

В конце интервью был задан практический вопрос: какие предлоги следует использовать со словом «Украина»? 

Здесь стоит привести полный ответ доктора филологических наук: «Это политический вопрос, и мой ответ, боюсь, политикам не понравится. Писать и говорить надо по законам русского языка: «на Украине», «с Украины». Эта литературная норма — результат исторического развития языка на протяжении долгого времени. Сочетаемость предлогов «в» и «на» с определенными словами объясняется исключительно традицией: «в школе», «в институте», «в аптеке», но «на работе», «на почте», «на курорте» и т.д. Литературная норма не может измениться по команде из-за каких-либо политических процессов. И я не думаю, что ради политики надо коверкать язык».

Шаги заказа


  • 1.

    Отправьте заявку на оценку нашим менеджерам

  • 2.

    Наш менеджер рассчитает и сообщит стоимость

  • 3.

    Оплатите заказ любым удобным для вас способом

  • 4.

    Получите готовый перевод по e-mail

Шаги заказа


  • 1.

    Отправьте заявку на оценку нашим менеджерам

  • 2.

    Наш менеджер рассчитает и сообщит стоимость

  • 3.

    Оплатите заказ любым удобным для вас способом

  • 4.

    Получите готовый перевод по e-mail

Бюро переводов в Екатеринбурге

Бюро переводов «Прима Виста» — одна из крупнейших переводческих компаний РФ, предоставляющая весь спектр услуг перевода корпоративным и частным клиентам. Наша компания по праву может считаться одним из основоположников коммерческого перевода в России.

«Прима Виста» — это компания, для которой высокое качество услуг и сервиса является главным приоритетом. Все производственные и бизнес-процессы в компании безупречно отлажены, что подтверждено сертификатом международного стандарта качества ISO 9001:2008.

Представительство нашего бюро переводов в Екатеринбурге оказывает все виды переводческих услуг: устный перевод, нотариальный перевод, перевод личных документов, технический перевод и многое другое. Наши переводчики работают работает с текстами в любой сфере знания и деятельности, включая тематические и специальные переводы (технический, медицинский и так далее). Переводчики «Прима Виста»  могут выполнять перевод с более чем 120 иностранных языков.

Нам доверяют компании с мировым именем, и мы делаем все, чтобы оправдать это доверие и превзойти ожидания наших клиентов.  Мы декларируем, что в сфере переводов для нас мало невозможного, и мы приглашаем вас убедиться в этом!

Заказать перевод


Письменный перевод

Письменные переводы - основное направление работы нашего бюро переводов. Мы занимаемся этим свыше 15 лет и делаем ...

Устный перевод

Данный вид перевода требует от специалистов локализации всех умений, высокой скорости принятия решений, глубокого ...

Нотариальный перевод

Профессиональные переводчики нашего бюро переведут любые экономические, финансовые или юридические документы, ...

 

Статьи

На рынке переводов востребованы переводчики-универсалы

Сколько бы профильные специалисты и эксперты ни твердили о важности узкой специализации переводчика для обеспечения максимального качества перевода, рынок диктует свои условия

Нужны ли черные списки работодателей в переводческом бизнесе?

Во многих сообществах переводчиков, в первую очередь фрилансеров, активно обсуждается необходимость составления черных списков недобросовестных работодателей, которые задерживают выплату гонораров переводчикам, отказываются выплачивать гонорар

Смотреть все

Наши клиенты

[*pagetitle*]

[*content*]

Шаги заказа


  • 1.

    Отправьте заявку на оценку нашим менеджерам

  • 2.

    Наш менеджер рассчитает и сообщит стоимость

  • 3.

    Оплатите заказ любым удобным для вас способом

  • 4.

    Получите готовый перевод по e-mail

Бюро переводов в Екатеринбурге

Бюро переводов «Прима Виста» — одна из крупнейших переводческих компаний РФ, предоставляющая весь спектр услуг перевода корпоративным и частным клиентам. Наша компания по праву может считаться одним из основоположников коммерческого перевода в России.

«Прима Виста» — это компания, для которой высокое качество услуг и сервиса является главным приоритетом. Все производственные и бизнес-процессы в компании безупречно отлажены, что подтверждено сертификатом международного стандарта качества ISO 9001:2008.

Представительство нашего бюро переводов в Екатеринбурге оказывает все виды переводческих услуг: устный перевод, нотариальный перевод, перевод личных документов, технический перевод и многое другое. Наши переводчики работают работает с текстами в любой сфере знания и деятельности, включая тематические и специальные переводы (технический, медицинский и так далее). Переводчики «Прима Виста»  могут выполнять перевод с более чем 120 иностранных языков.

Нам доверяют компании с мировым именем, и мы делаем все, чтобы оправдать это доверие и превзойти ожидания наших клиентов.  Мы декларируем, что в сфере переводов для нас мало невозможного, и мы приглашаем вас убедиться в этом!

Заказать перевод


Письменный перевод

Письменные переводы - основное направление работы нашего бюро переводов. Мы занимаемся этим свыше 15 лет и делаем ...

Устный перевод

Данный вид перевода требует от специалистов локализации всех умений, высокой скорости принятия решений, глубокого ...

Нотариальный перевод

Профессиональные переводчики нашего бюро переведут любые экономические, финансовые или юридические документы, ...

 

Статьи

На рынке переводов востребованы переводчики-универсалы

Сколько бы профильные специалисты и эксперты ни твердили о важности узкой специализации переводчика для обеспечения максимального качества перевода, рынок диктует свои условия

Нужны ли черные списки работодателей в переводческом бизнесе?

Во многих сообществах переводчиков, в первую очередь фрилансеров, активно обсуждается необходимость составления черных списков недобросовестных работодателей, которые задерживают выплату гонораров переводчикам, отказываются выплачивать гонорар

Смотреть все

Наши клиенты